accordS-land.ru Аккорды и табулатуры к гитаре.
Главная | Песенник | Аккорды | Учебник
Руссике песни 180
5nizza
7Б
9-й Район
Animal ДжаZ
Billy's Band
Butch
Para Bellum
TequilaJazzz
Worms
Zdob Si Zdub
Автоматические удовлетворители
Агата Кристи
Агузарова Жанна
Агутин Леонид
Адо
Аквариум
Алиса
Алсу
Амирамов Е.
Антонов Ю.
Арефьева Ольга
Ария
АукцЫон
Барыкин
Башаков Михаил
Башлачев Александр
БекХан
Бернес М.
Би - 2
Бони неМ
Борзов Найк
Боярский Михаил
Браво
Братья Грим
Ва-Банкъ
Вертинский Александр
Визбор Юрий
Високосный год
Воскресенье
Восьмая Марта
Высоцкий В.С.
Високосный год
Газманов О.
Галич Александр
Герман А.
Городницкий Александр
Глызин А.
Градский Александр
Гражданская Оборона
Гребещенков
Данко
ДДТ
Дидюля
Диоды
Дискотека Авария
Дягилева Янка
Ёлка
Жуки
Заблудовский Андрей
Запрещенные Барабанщики
Звери
Земляне
Земфира
Зинчук Виктор
Зоопарк
Иван Кайф
Иванов А.
Иваси
ИЗ КИНО И МУЛЬТФИЛЬМОВ
Империя
Калинов мост
Кашин Павел
Кельми К.
КИНО
Кипелов
Конец Фильма
Контингент
Корни
Король и Шут
Коррозия металла
Крематорий
Крупнов Анатолий
Кузьмин Владимир
Куликов Е.
Кукрыниксы
Курехин Сергей
Лаэртский Александр
Ласковый май
Ленинград
Леонидов Максим
Лесоповал
Лещенко Л.
Линда
Лицей
Лоза Юрий
Любэ
Люмен
Ляпис Трубецкой
Мальчишник
Манго-манго
Мара
Маркин В.
Маршал Александр
Маша и медведи
Машина времени
Мечтать
Мистер Кредо
Митяев Олег
Многоточье
Монгол Шуудан
Моральный Кодекс
Мультfильмы
Мумий Тролль
Настя
Науменко Майк
Наутилус Помпилиус
Непара
Неприкасаемые
Несчастный случай
Никоваев И.
Никольский Константин
Ногу свело
Ноль
Носков Николай
Ночные Снайперы
Окуджава Булат
Оркрист
Осин Е.
Оскар
Отиева И.
Паперный Т.А.М.
Парк Горького (Gorky Park)
Пикник
Пилот
Пламя
Полковник и однополчане
Пугачева А.
ПЭХ
Приключения Электроников
Просто прикольные песни
Рада и Терновник
Римский-Корсаков
Розенбаум Александр
Рок-Острова
Рондо
Сансара
Саруханов
Сегодня Ночью
Секрет
Сектор газа
Сенчина Л.
СерьГа
Смысловые Галлюцинации
Сплин
Солодуха А.
Старые блатные песни
Сукачев Гарик
Сурганова и Оркестр
Сюткин Валерий
Тальков Игорь
Танцы минус
Тараканы
Тату
Технология
УмаТурман
Умка и Броневичок
Ундервудъ
Фабрика звезд
Х.З. (Хуй Забей)
Центр
ЧайФ
Черный кофе
Черный Лукич
Чиж и Ко
Чистяков Федор
Шанхай
Щербаков Михаил
Ю-Питер

Классика 22

Албениз Исаак
Албениз Матео
Бах Иоган Себостьян
Бетховен Людвиг ван
Бизе Жорж
Брамс Иоганнес
Вивальди Антонио
Гендель Георг Фридрих
Гершвин Джордж
Григ Эдвард
Дебюсси Клод
Камиль Сен-Санс
Мендельсон
Моцарт Вольфгант Амадей
Мусоргский Модест Пертрович
Норис Крис
Огинский Михал Клеофас
Паганини Никколо
Рахманинов Сергей Васильевич
Римский-Корсаков
Чайковский Пётр Ильич
Шуберт Франц
 

Щербаков Михаил

Ad Levconoen. А меня убьют на войне.
Ecce homо
Австралия
Автопародия
Алилуйя
Апрель
Аэродром (Приборы)
Баб-эль-мандебский пролив
Балаган (В одних садах цветет миндаль)
Балтийский вальс
Билли
Бродяги
Вечно открытый Божьему гневу
Вишневое варенье
Возвращение
Воздвиг я памятник
Восемнадцатый февраль
Восточная песня I
Восточный романс
Все потом
Горестный романс I
Горестный романс II
Декларация
Дело шло к рассвету, вьюги бушевали
Дорога
Други милые
Другое обращение к герою
Душа
Дуэт
Заклинание
Закон ходьбы
Залив
Знамя наше на древке развевается
Известно стало, что вблизи от города, в лесах
Кадриль
Как варяг, наблюдающий нравы славян
Калейдоскоп детский
Капитан бравый
Кариатиды
Кибитка
Кинематограф
Ковчег неутомимый
Колеса
Колыбельная
Колыбельная безумца
Кони в вагоне
Кораблик
Крым
Крым-2
К сороконожке
Люди сухопутья
Май
Маленькая хозяйка
Менуэт
Мое королевство I
Мое королевство II
Мой гордый дух под звездным кровом
Мчись над волной, смелый
На всей земле I
На всей земле II (Во мгле)
На зимней авеню
Настасья
Неандерталочка моя
Ничему не поверю, ничем не прельщусь
Ой, да что ж это такое
Опилки
Острова
О том и речь, что мгла и тишина...
О ты, не знающий сна
Очнулся утром весь в слезах.
Панорама
Песенка о молодости
Песенка эмигранта
Песня о героях
Песня рыбаков Флориды
Песня среднего человека II
Песня толпы
Под знаменем Фортуны
Посещение
Про ненадетые браслеты
Просьба
Прощальная II
Пустые бочки вином наполню
Разговор с полковником
Рисунок
Рождество (Колебания)
Романс I
Романс II
Себастьяно
Сентенциозные куплеты
Сентябрь
Славянка
Сначала я...
Сто друзей
Суставы
Там, где шелестят, оседая
Твое ли дело - облака!
То ли мука, то ли скука
Три брата
Трубач
У нас опять зима
Фиалковый букет
Частушки
Шансон
Шарманщик
Щит и меч
Это должно случиться
Юбилейная (Эльфийская)
Южный ветер (2 вариант)
Я чашу свою осушил до предела
Вверх

Ad Levconoen. А меня убьют на войне.

Em           H7           Em  Am    Em        H7       Em
Не кричи, глашатай, не труби сбора. Погоди, недолго терпеть.
 Em          D7          G   F      Em        H7     Em
Нет, еще не завтра, но уже скоро Риму предстоит умереть.
 D7                     G   F      Em         H7        C7
Радуйся, торговец, закупай мыло - мыло скоро будет в цене...
  Em                             Em         H7        Em
Скоро будет все иначе, чем было, а  меня убьют на войне...
 Am      Em    H7   Em
Ла... - ла...

Не зевай, историк, сочиняй книгу,
Наблюдай вращенье земли.
Каждому столетью, году, дню, мигу,
Сколько надлежит, удели.
Ветер подымается, звезда меркнет.
Цезарь спит и стонет во сне.
Завтра станет ясно, кто кого свергнет,
А меня убьют на войне...
Ла... - ла...

Смейся, Левконоя, разливай вина.
Знать что будет, ты не вольна.
Но, можешь мне поверить, по всему видно,
Что тебя не тронет война.
Знать, что будет завтра, много ль в том толку?
Думай о сегодняшнем дне.
Я ж, хотя и знаю, но скажу только,
Что меня убьют на войне.
Ла... - ла...
Вверх

Ecce homо

(A) D  A  D
А  ну-ка, выпьем, храбрые вояки,
D7  G
Друзья-сержанты, братья-денщики!
Gm  D
Не для тоски хмельной, не ради драки,
Em  A7 D
А для того, что пить не дураки.
   F#m Em
   К тому же тост готов, достойный века:
   F#m Em
   Я предлагаю выпить за того,
               Gm  D
   О ком забота наша и опека
   Em  A7 Gm
На данный час для нас - важней всего!
Dm  E7 A7  D
Во-во, за человека. Да-с! И только за него.

Кто, как не он, сквозь бурные потоки
Стремясь из мрака к свету напрямик,
Почти один, в немыслимые сроки,
Всего добился и везде проник?
   Кто, как не он, кругом посеял злаки,
   Освободил секреты от оков,
   Открыл металлы, выдумал дензнаки,
   Предугадав величье кошельков!
Каков? Ведь сын макаки, ан - дорос до облаков!

Пересеки леса, поля и реки,
Любые факты к делу привлеки, -
Кто, как не он, собрал библиотеки,
Открыл аптеки, создал парники?
   Не говоря уже про крылья-руки,
   Про вместо сердца - дизель на песке...
   Да помести его в музей Науки -
   И вся Европа хором скажет: "Qu'est que c'est? Вот это трюки!"
   И - застынет в столбняке.

Плюс ко всему, среди трудов великих
Он ни о ком не думал свысока -
И даже нас, бездарных и безликих,
Определил в известные войска.
   А посему - разгладим наше хаки
   И на века пребудем начеку:
   Кто, как не он, сидит у нас в бараке?
   Кто, как не мы, приставлены к замку?
   Ку-ку! Ему - салаки! Нам - конфет и коньяку!
Вверх

Австралия

 Dm A7
Мотор подъехал, чужеземный, фиолетовый.
 Dm Dm6
Я марку бы назвал, да забываю постоянно.
 Dm A7
В него шатенка голенастая уселась, дверью хлопнула,
Dm Dm6
и все, и все, и только брызги из-под колеса.
D7 Gm
Странно, вы как хотите, мне странно,
 Gm6 Dm A7 Dm
ведь я почти уже любил ее за некоторый пафос очертаний,
 A7 D7
так сказать, и вообще за выражение лица.

Gm Gm6 Dm A7 Dm A7

Когда знакомишься на улице, тирады о погоде
не проходят, устарели как идея.
Предпочитаю для начала выразительный какой-нибудь
вопрос философического свойства, например:
"Где я? Скажите, девушка, где я?"
На многих действует, а этой хоть бы что, не удивилась,
как не удивился бы реаниматор или милиционер.
Нет, я не жалуюсь, я в принципе привык бы и к тому,
что мир бывает невнимательным и черствым,
что благородным образцам соответствует не шибко
или требованьям высшим отвечает не вполне.
Черт с ним! Не отвечает, и черт с ним.
Но почему в таком количестве, во всяком переулке,
изначально бесконечно и как раз по отношению ко мне?
Еще я мальчиком все думал, заведу себе зверька,
а то их вон-то сколько скачет по полям-то!
Возьму в товарищи разумного жирафа, муравьеда
или просто кенгуру. Я даже имя подыскал:
Лямбда! Я назову его Лямбда.
Так думал я, но детство кончилось, а бедный муравьед
и по сегодня остается невостребованным. Скачет, где скакал.
А незнакомка номер два уже тем временем
взошла на тротуар, фосфорецируя и рдея.
Весьма мила, не хуже первой, даже лучше, то есть даже
лучше всех. И очень кстати, я ведь тоже не любой.
"Где я? Девушка, девушка, где я?
Не к Вам, не к Вам ли я теперь уже совсем почти испытываю
что-то, что по некоторым признакам похоже на любовь?"
Вверх

Автопародия

Не жалко двуногих. Кому их возня
 B7
важна, антр ну суа ди?
 Fm Db
Я также не нужен. Не жалко меня,
 G Cm
хоть пропадом я пропади.
 C Bm C7
Напрасно усталый страдающий брат
 Ab C7 F
взывает о помощи днесь:
 Fm Cm/G Ab
не жалко и брата. Он сам виноват,
 G Cm G Cm
впредь будет рождаться не здесь.
...Металл, электрический свет, кислород,
химический вкус, аромат.
Очнувшись, двуногий себя узнает
с трудом. А моторы гудят.
И руки, любовницу не доласкав,
хватаются за рычаги.
О ты, уплывающий вдаль батискаф,

  сердце свое сбереги!
- C#m
Сквозь сумрак мне видится кормчий хромой,
изящна его хромота.
И волны бегут, так сказать, за кормой.
Вот именно, что от винта.
И музыка, как на балу в Тюильри,
мне слышится ночь напролет.
Но что за грядущей за этим зари -
товарищь, не верь! Не взойдет.
Вверх

Алилуйя

     Em
Помнишь, как оно бывало, все горело, все светилось,
                                             Am
Утром солнце как вставало, так до ночи не садилось.
                                        H7
А когда оно садилось, ты звонила мне и пела,
                                                    Em
Приходи, мол, сделай милость, расскажи, что солнце село.


И бежал я, спотыкаясь, и хмелел от поцелуя,
     E7                             Am
и обратно брел шатаясь, напевая: "Аллилуйя",
                   F                          Em
Шел к приятелю и другу, с корабля на бал и с бала на корабль,
           H7                      F#m
и так по кругу, без конца и без начала.

 -->F#m
На секунды рассыпаясь, как на искры фейерверка,
Жизнь текла переливаясь, как цыганская венгерка
Круг за кругом, честь по чести, не почетно, не позорно,
Но в одном прекрасном месте оказался круг разорван

И в лицо мне черный ветер захрипел, нещадно дуя,
А я даже не заметил, напевая алилуя,
Сквозь немыслимую вьюгу, через жуткую поземку
Я летел себе по кругу и не знал, что он разомкнут

 -->Am
Лишь у самого разрыва я неладное заметил,
И воскликнул, "Что за диво?!", но движенья не замедлил.
Я недоброе почуял, и бессмысленно, но грозно
Прошептал я: "Аллилуйя", но уж это было поздно.

Те всемирные теченья, и всесильные потоки,
Что диктуют направленья, и указывают сроки
Управляя каждым шагом, повели меня, погнали
Фантастическим зигзагом по неведомой спирали.

 -->Hm
И до нынешнего часа, до последнего предела
Я на круг не возвращался, но я помню, как ты пела
И уж если возвращенье совершить судьба заставит,
Пусть меня мое мгновенье у дверей твоих застанет

Неприкаянный и лишний окажусь я у истока,
И пускай тогда Всевышний приберет меня до срока
А покуда ветер встречный все безумствует, лютуя,
Аллилуйя, свет мой млечный, аллилуйя, аллилуйя...
Вверх

Апрель

 Dm
Секунды сделали свое,
 Gm
За океан ушла метель,
 Dm
И в наше хмурое жилье
 Gm
Ворвался слякотью апрель.
 D7
И неба клок, как белый флаг,
 Gm6 Dm
Подняли тучи кое-как.
 E F A7
И долгий зимний полумрак
 Dm A7
Обмяк.
 Dm Fm A7
Вода, по стокам протрубя,
 Dm Fm A7
Неслась к решетчатой губе.
 B D7 Gm Dm
А я опять нашел тебя
 Eb Dm A7 B G
И стал преследовать в толпе.

И стал натужно догонять,
Вгрызаться в слой чужих пальто,
Чужие лица разгребать
В надежде вновь увидеть то,
Твое, вне всякой шелухи,
Лицо, чистейшие штрихи,
Которым дарят не духи -
Стихи.

И холод зимний уходил,
Болтался ветер, как рукав.
А я тебя не находил,
В плащах апрельских потеряв.

И снова мчал меж серых стен,
Включался в общий марафон,
Вплетал свой хрип в протяжный стон
Чужих дыхательных систем.
И все не мог разжать никак
Тебя похитивший кулак,
И изнемог и плакал как
Дурак...

На крышах бледный лед тончал,
Ползя по скатам и скрипя.
Я столько раз тебя встречал,
И столько раз терял тебя!

Но как порою дальний свет
Ведет кого-то сквозь тоннель,
Меня все звал твой зыбкий след
И вел куда-то сквозь апрель.
И пропадал, как вздох мольбы,
Как дым легенды, тень молвы,
Средь суеты и синевы...
Увы!
Вверх

Аэродром (Приборы)

    Dm
Мы видим, как из стеклянных врат
    Gm
На поле, где самолеты в ряд,
   F               Gm6
Выходит некто, на первый взгляд
     Dm               A7
Весьма невзрачного свойства,
    Dm
И, пользуясь темнотой, тайком
    Gm
Шагает по полосе, причгм
     Bm
В руке несет чемодан, а в нгм --
                  Dm
Взрывательное устроиство.
       Hm
До взлета десять минут, и он
     D#m
Спешит, негромко топча бетон,
       F#m
Он к трапу движется, возбужден,
     C#m
Но бдителен до предела,
   Em
И лезет крадучись в самолет
  Hm
И бомбу в брюхо ему кладет
    Dm
И прочь неслышно бежит, как кот,
                 C#    F#m
А дальше - не наше дело!
Мы видим то, что уйдет от глаз
Людей, чего не узрит подчас
Контроль, имея высокий класс
И чуткие мониторы
Зажггся запад, или померк,
Среда на свете, или четверг --
Не дремлем мы, особые сверх-
Секретные спецприборы!
Нам виден всякий дефект, разлад,
Диверсия или иной распад
Но мы не из тех, кто бьгт в набат
И мечется оголтело.
На наших глазах, не входя в контакт
Ни с кем, субьект совершает акт,
И мы констатируем этот факт,
А дальше не наше дело!
Мы видим, как самолет застыл
На старте, как он крыла раскрыл
И замер, как будто совсем без сил,
Хоть выглядит исполином.
Слуга моторов, а не речей,
Он верен воле не важно, чьей,
Поскольку ведает связь вещей,
Известную лишь машинам.
И вот, почувствовав эту связь,
Он дрогнул и подался, накренясь,
И вся структура его взвилась
И радостно загудела,
Взлетает он, серебрист и наг,
И бомба в нгм говорит тик-так,
Момент и все покрывает мрак --
А дальше не наше дело!
Проигрыш: Dm, Dm9, Em(ИИ), Em9(ИИ), Gm(В), Gm9(В), Dm(B), A7
В скобках стоит номер лада, на котором барре.
Вверх

Баб-эль-мандебский пролив

D  G7
Виноградное варенье, анашу и барбарис,
B7 A7 D
Самоцветные каменья, мандарины и маис.

G  D  A7 D
Капитана ждет Монтана, боцман - бывший армянин.
G  D  A7 Hm
А кого-то ждет Гвиана, а кого-то ждет Бенин.
G  D  Em F# G
Но, транзиты тормозните, мы покурим табака.
Em A7 (Hm G E A7)
Вы ж его мне привезите из далека-далека.

D  Gm D
Боцман, брось свои сомнения!
 Dm D7 Gm
Подождет твоя Армения!
D
Закури-ка лучше нашего,
Em A7 D7
И ни о чем судьбу не спрашивай!

 Gm Dm
Баб-эль-Мандебский пролив, Баб-эль-Мандебский пролив,
 Gm C7 F
Эх, лишь бы знать, лишь бы ждать, лишь бы жить!
D7 Gm C7 F Dm
Из Патагонии в Шанхай, из Барселоны в Парагвай,
Gm A7 D
Куда-нибудь, лишь бы плыть, лишь бы плыть!..

        ***

А ну и что, что вы на севере, а я сейчас на юге,
И забыл, что есть на свете где-то льды, метели, вьюги...
Высоко в горах белеет снеговая паранджа,
А я сижу в оранжерее, попиваю оранжад.

Эх, на воле - на просторе, что ж не жить - не поживать,
И на лучшем в мире море камни с берега швырять!
Ни уюта, ни постели мне искать не нужно тут.
Две невесты мне из Дели, с Индостана письма шлют.

Я вам адрес дам, я индекс дам,
Вы напишите им на Индостан!
Чтоб им вечно было хорошо,
Но не со мной, а с кем нибудь ишшо!

Баб-эль-Мандебский пролив, Баб-эль-Мандебский пролив,
Зх, лишь бы знать, лишь бы ждать, лишь бы жить!..
И на года, и навсегда, Бог весть куда, но не беда,
Куда-нибудь, лишь бы плыть, лишь бы плыть!..

        ***

А захотим - и очень скоро бросим море, бросим всех
И уйдем высоко в горы, и подымемся наверх,
И помолимся колдуньям, а особо молодым,
В ус не дунем, сверху сплюнем, над ущельем постоим,

Кой о чем друг друга спросим, утвердительно кивегм,
Быстро мостик перебросим и по мостику пойдем.
Что хотим, то выбираем, так устроен этот свет.
 A7
Может, мы дойдем до края, ну, а может быть, и нет.

 Hm
А потому, что нет гарантии нигде и ни на что.
 H7 Em
Потом не вспомнишь, где упал, и кто толкал, а кто держал.
 Em6
И оклемаешься в миру, где не знаком тебе никто,
 F# Hm
И не поймешь, что ошибался, а решишь, что был обвал.

А ну и что, что ты на юге, а не дай Бог, вдруг чего -
И вот кругом тайга, пурга, и хоть умри, не убежать.
Раз леса много, значит, должен кто-нибудь рубить его.
И будешь ты его рубить, и коченеть, и подыхать.

И тоже вроде бы обвал, и все чисты, невинны сплошь.
И никого из окружающих не упрекнешь вовек.
И этот, кажется, неплох, и этот будто бы хорош,
И сам я тоже, вроде, добрый, милый, честный человек.

 A7 Dm A7 Dm
А вы бы, между прочим, поглядели б на меня,

 A7 Dm D7 Gm
Когда я финики казенные со склада воровал,
 D7 Gm
И вы бы, между прочим, ужаснулись за меня,
 A7 Dm
Когда я их потом втридорога на рынке продавал.

Как пропивал я эти жалкие, несчастные рубли.
 D7 Gm
Все в одиночку, за углом, бутылки пряча под пальто,
 Dm
Вы были б счастливы, что сами до такого не дошли,
 E7 A7
А потому, что нет гарантии нигде и ни на что.

 Dm
Ну где у вас гарантия, что хлеб, который ели вы,
 D7 Gm
Не будет завтра вам как неоплатный долг зачтен?
 Dm
И где у вас гарантия, что гимн, который пели вы,
 E7 A7
Не будет завтра проклят, заклеймен и запрещен?..
 Dm
Вот так живем, покуда честные, до первого ущелья,
 D7  Gm
До первого обвала, чтобы раз и навсегда...
 Gm6 Dm B
А что на Юге? А на юге много места для веселья.
Gm  Dm E7 A7 Dm D7
Там - горы, пальмы, чайки, солнце, воздух и вода...

Баб-эль-Мандебский пролив, Баб-эль-Мандебский пролив,
Эх, лишь бы знать, лишь бы ждать, лишь бы жить!..
Из ниоткуда в никуда, из неоттуда в нетуда,
Куда-нибудь, лишь бы плыть, лишь бы плыть!..
Вверх

Балаган (В одних садах цветет миндаль)

 Em G  D7
В одних садах цветет миндаль, в других метет метель.
 Am
 Em D7 Em
В одних краях еще февраль, в других уже апрель.
 Em G  D7
Проходит время, вечный счет, год за год, век за век,
 Am
 Em D7 Em
Во всем - его неспешный ход, его кромешный бег.
 Am Em
В году на радость и печаль по двадцать пять недель.
 Am Em
Мне двадцать пять недель - февраль, и двадцать пять - апрель.
 Am F  Em
По двадцать пять недель в туман уходит счет векам.
G
 Am C  Cm
Летит мой звонкий балаган куда-то к облакам.
H7
Летит и в холод и в жару, и в гром, и в тишину.
А я не знаю, как живу, не знаю, чем живу.
Не понимаю, как творю, не знаю, что творю.
Я только знаю, что горю и, видимо, сгорю.
В одних краях - рассветный хлад, в других - закатный чад.
В одних домах ещг не спят, в других уже не спят.
То здесь, то там гремит рояль, гудит виолончель.
И двадцать пять недель - февраль, и двадцать пять - апрель.
Вели мне, Боже, все стерпеть. Но сердцу не вели.
Оно хранит уже теперь все горести Земли.
И разорваться может враз, и разлететься врозь.
Оно уже теперь, сейчас - почти разорвалось.
Мой долгий путь, мой дальний дом! Великая река -
Моя дорога! И кругом - одни лишь облака.
Такая мгла, такая даль, такая карусель...
И двадцать пять недель - февраль, и двадцать пять - апрель.
И сквозь томительный дурман, по зыбким берегам
Летит мой звонкий балаган куда-то к облакам.
Вверх

Балтийский вальс

Dm A7 Dm B D/A
Gm D# A B7/G# A7/G
Dm/F A/E Dm D7 Gm
Gm6 Dm/A B G/H Gm A7
 Hm   F#7      Hm                           G   H/F#
Норд-вест, гудки, синева, крейсер, не то миноносец.
   Em C    F#                               G7/F F#7/E
В рубке радист репетирует точка, тире, запятая.
 Hm/D F#/C# Hm     H7             Em
Девочка Маша с берега белой рукою.
  Em6        Hm/F#          G        E/G#     EmF#7
Все с борта машут в ответ, самый красивый не машет.
Жаль, жаль, а вот и не жаль - очень ей нужен красивый!
Пусть он утонет геройски со всею эскадрою вместе.
Ангелы божьи станут ему улыбаться.
Ей что ли плакать тогда? Вот еще глупости тоже!
Слез, грез, чудес в решете ей бы теперь не хотелось.
Ей бы хотелось, пожалуй что, бабочкой быть однодневкой.
День - срок недолгий он бы пройти не замедлил
Ночь бы навек трепетать сердцу ее запретила.
Но мчат Амур и Дунай волны к балтйскому небу.
Норд-вест, гудки, синева, сумашедшее соло радиста.
Плачь, плачь о сердце. Ночь миновала бесславно.
День не замедлил прийти, ясный, холодный, враждебный.
Вверх

Билли

Am                   Dm
Где-то в горах высоких или в полях далеких
 Am                     H7 E7    Am
Билли, один из многих славных ребят.
К пыли давно привычный Билли - солдат обычный,
Билли - солдат отличный, бравый солдат.
 C                    G
Билли задачу знает, службу несет.
 C                    G
Билли идет стреляет, смотрит вперед.
 Am         A7             Dm
Билли, большой и сильный, Билли - такой красивый.
 Am      F            E7
Билли шагает, Билли поет:
    Am
   Good by, good by, my home
    Dm
   Good by, good by, my mommy
    Am
   Good by, good by, my babby
    H7   E7     Am
   Good by, my love!
Сколько деньков проплыло, сколько годков пробило.
Сколько красоток было? Не сосчитать.
Эти красотки, Билли, очень тебя любили.
Впрочем, теперь забыли. Впрочем - плевать.
Трубы твоих колоний зовут вперед.
Строки твоих симфоний ветер орет.
Танки грызут планету, янки идет по свету,
янки шагает, янки поет...
Где вы подружки Билли зря вы его любили,
Билли лежит в могиле, плачьте ж навзрыд.
Билли - лихой любовник, Билли - почти полковник.
Билли - теперь покойник, Билли убит.
В краю чужом убили Билли и вот,
В строю на месте Билли Томми идет
Томми, большой и сильный, Томми - такой красивый.
Томми стреляет, Томми поет...
Вверх

Бродяги

Пяс их знает бродяг, для какой они пользы, бродяги?
По каким по таким ордерам принимать их в расчят?
В чям желательно было бы с ними сойтись? В чям не стоит?
Да и есть ли они вообще. Кто их видел, бродяг?
 Cm
Не пойми-разбери, что за лица у них, что за взгляды.
Разговор - не пойми, алфавит, календарь - не пойми.
Что за дикость, должно быть, у них в головах и в одеждах.
Шерсть и войлок, должно быть, и вся. Замерзай, пропадай.
 Gm
Я служу в патруле, я в машине сижу полицейской.
Меж развалин каких-то кружу, шевеленья слежу.
Уж не шабаш ли там у бродяг? Не иначе как шабаш.
То ворона взлетит, то собачья мелькнят голова.
 Cm
Уж не с ними ли ты коротаешь теперь новолунье?
Похудела, должно быть, обветрилась, стала смугла.
Шерсть и войлок на бядрах твоих и на груди, шерсть и войлок.
Как запутали, чем завлекли? Пяс их ведает, псов.
 Gm
Мне нерадостно здесь одному меж развалин каких-то.
До утра далеко. Слаб и слеп мой патрульный фонарь.
Жизнь бессмысленна. Ты не со мной. Что за дикость повсюду!
Мне тоскливо, темно. Я люблю тебя. Псы не при чям.
Gm/G-F#-F-E
Gm/G-F#-F-E
Cm/G-H-B-A
Gm/G-F#-F-E
Вверх

Вечно открытый Божьему гневу

 Cm G C7 F
Вечно открытый Божьему гневу,
 Fm Cm G Cm
Шаг замедляя перед горой,
 G C7 F
Вижу, как дерзко движется к небу
 Fm Cm G Cm
Лазальщик скальный - горный герой.
 Bm C7
Весь из отваги соткан и создан,
 Ebm F
Кажется снизу черным стрижом,
 Bm Fm
Там вверху строит он гнезда,
 G Bm C7 Fm
Там он царь, там его дом.
Там на вершине смеет он править,
С гибельной высью дружит на "ты",
Мне ж у подножья жутко представить
Даже частицу той высоты.
Как ни пытайся, сколько ни бейся,
Не довезет туда колесо.
Там уже нет поднебесья,
Там над ним небо и все.
Стены отвесны, камни опасны,
Скалы надменные, вечен их лед.
Многие жертвы были напрасны,
Редкое семя тут прорастет.
Сколько нецветших и непроросших
Горы убили здесь ни за грош!..
Что ж ты, стриж, не проклянешь их,
Что ж ты им славу поешь?
От отвечает, двигая бровью,
Словно мыслитель, лбом шевеля:
Дымом и дегтем, потом и кровью
Небо не пахнет, пахнет земля.
Я замолкаю, кто ж его знает,
Что на прощанье скажешь стрижу.
Он, как царь, в небо взлетает,
Я, как раб, вдаль ухожу.
Мир тебе, горец, вечно и ныне!
Шествуй к вершине, к небу стремись.
Ты - по откосу, я - по равнине,
Каждый, как может, движется ввысь.
Я продолжаю слепо и немо
Путь по кровавой дымной земле.
Но мое хмурое небо
С каждым днем ближе ко мне
Вверх

Вишневое варенье

 Am     F  Dm      E  Am F7 E7 Am
Ла, ла, ла...
            E7         A7       Dm         Am
Теперь на пристани толпа и гомонит и рукоплещет.
             Dm           Am               E7       Am   Am6
Из дальних стран пришел корабль - его весь город ожидал.
             E7         A7             Dm             Am
Горит восторгом каждый лик, и каждый взор восторгом блещет,
          Dm             Am            E7          A
Гремит салют, вздыхает трап, матросы сходят на причал.
  D7                  Am          D7           F7       E7
  Сиянье славы их слепит, их будоражит звон регалий,
            F7       E7                   A
  У них давно уже готов ошеломляющий рассказ, -
                     Dm  Dm6                   Am    Am6
  Как не щадили живота     и свято честь оберегали,
                         E7                  Am
  И все прошли и превзошли и осознали лучше нас.
Ты знаешь, я не утерплю, я побегу полюбоваться,
Я ненадолго пропаду, я попаду на торжество.
Ну сколько можно день и ночь с тобою рядом оставаться
И любоваться день и ночь тобой - и больше ничего.
  Ведь мы от моря в двух шагах, и шум толпы так ясно слышен.
  Я различаю рокот волн, я внемлю пушечной пальбе...
  А ты смеешься надо мной, ты ешь варение из вишен,
  И мне не веришь ни на грош, и я не верю сам себе.
Вот так идет за годом год, кругом царит столпотворенье.
И век за веком растворен в круговороте суеты.
А ты ужасно занята - ты ешь вишневое варенье,
И на земле его никто не ест красивее, чем ты.
  Изгиб божественной руки - всегда один, и вечно новый,
  И в ложке ягодка блестит не донесенная до рта.
  Не кровь, не слезы, не вино - всего лишь только сок вишневый,
  Но не уйти мне от тебя и никуда, и никогда!
Вверх

Возвращение

 E Hm Em
Эй-эй-эй, южные страны! Дали морей...
 Hm7
Горные цепи, пустынь пески, озер и рек прохлада, -
 G C#7 F#7
Все красоты земные, все радости и беды
 H7
Путешествий многолетних
 Em F#7
Мы познали, испытали на себе.
 H
Теперь все это позади.
 H7 E Em
Теперь - домой на крыльях ветра - тра-та-та-там!
 Am Em
К родимым берегам спешим мы,
 F#7 Am H7 E Em
И эти берега уже близки, уже видны.
Эй-эй-эй, полные трюмы! Кучи богатств...
Полные бочки заморских вин, парча, хрусталь, алмазы...
Ждет богатые подарки отчизна дорогая;
Августейшие особы
Заготовили награды, и войска
На берегу встречают нас.
Трубач трубит начало смотра - тра-та-та-там!
Построились полки в шеренги
И, трижды салютуя в нашу честь, кричат "виват!".
Эй-эй... Но что же мы видим! Где же триумф?
Где же цветы, где почет и слава, где объятья?
Все не так! Нас не желают! Нас видеть не хотят,
И принимают за врагов,
И, обратив сволы орудий в нашу сторону,
Приказывают нам
Лечь в дрейф не ближе километра - тра-та-та-там!
Ай, где-то мы опять ошиблись
И снова что-то сделали не так. А это жаль...
Вверх

Воздвиг я памятник

 Hm
Позабывши - где я, кто я, -
 D
В полдень на проспекте пыльном,
 Em Hm
Возле монумента стоя,
 F# Hm
Маюсь в затрудненьи сильном.
 Hm
Чувствую себя нескладной
 D
Вещью, вошью, междометьем -
 Em Hm
Перед этой глыбой хладной,
 F# Hm
Перед истуканом этим.
 G
Но не зря с нахальным видом
 Em
Жмусь я у него под носом:
 G
Мнится мне, что этот идол -
 Em
Дока по любым вопросам.
 Dm
Кажется, спроси что-либо -
 Am
Тут же он тебе ответит,
 Em
Чем и осчастливит, ибо
 F#
Свет прольят и цель наметит...
- Стоп! - шепчу себе я хмуро, -
Берегись надежд опасных.
Помни, что сия скульптура -
Не для разговоров частных.
Будь хоть сорок раз философ,
Смолкни, поразмыслив тонко:
Здесь не задают вопросов,
Здесь благоговеют только...
Грозен монумент и в оба
Смотрит, нагоняя стужу.
Но вопросы жгут мне нябо
Перцем - и хотят наружу!
Если не сдержу задора -
Может, и добьюсь ответа,
Но не удивлюсь, коль скоро
Крепко поплачусь за это.
Тяжкий вертикальный ноготь
Прямо надо мной маячит:
Значит, я умру, должно быть,
Тут же, на проспекте, значит.
Ах, неужто песня спета?
Дрогнув, я сбиваюсь с такта.
Надо уходить с проспекта.
Надо поберечься как-то.
Боже, до чего же вся же
Глуп я и воспитан плохо!
С мрамором шутить не гоже,
Либо - ожидай подвоха.
Но язык мой, враг мой, так и
Лезет, не поняв угрозы!
Весь в азарте, весь в атаке,
Рвятся задавать вопросы.
Чую: громыхает топот -
Командора? Мойдодыра?
Слышу: поднимает ропот
Вся прокуратура мира.
Но безумство святотатца
Мной уже владеет, видно.
Так и не сумев сдержаться,
Я произношу бесстыдно:
 G Em
- Памятник, зачем тебе такие большие уши?
  - ЧТОБЫ ЛУЧШЕ СЛЫШАТЬ!
 G Em
- Памятник, зачем тебе такие большие руки?
  - ЧТОБЫ ОБНЯТЬ ТЕБЯ!
 G Em
- Памятник, зачем тебе такие большие зубы?
   (не даёт ответа...)
G H7 Em
Вверх

Восемнадцатый февраль

Dm                  E7
Ах, оставьте вашу скуку!
      A7          Dm
Я не верю в вашу муку.
                   E7
Дайте руку, дайте руку,
     A7           Dm
И забудьте про мораль.
      D7           Gm
Повернитесь вы к окошку,
      Gm6(D#)  Dm

Там увидите дорожку,
      (B)        E7(Gm?)
Где уходит понемножку
      A7          Dm
Восемнадцатый февраль.
Я скатился со ступенек,
Был букет, остался веник.
Нету денег, нету денег,
И не будет, как ни жаль...
Вы прекрасны, дорогая!
Я восторженно моргаю,
Но попутно прилагаю
Восемнадцатый февраль.
Восемнадцатая вьюга
Вновь меня сшибает с круга.
Восемнадцатой подругой
Вы мне станете едва ль.
Пусть меня не хороводит
Ваша ласка в непогоде,
Я и рад бы, да уходит
Восемнадцатый февраль.
 Еm
Вот такой - не по злобе я,
Просто стал еще слабее
И прикинулся плебеем,
Романтичный, как Версаль...
А тонуть я буду в спирте,
Дорогая, вы не спите?
Я уйду, вы мне простите
Восемнадцатый февраль.
 Fm
А зачем же нам тоска-то?
А весна уже близка так.
А достать бы нам муската
И разлить его в хрусталь!
Я все раны залатаю,
Я растаю, пролетая,
Я дарю вам, золотая,
Восемнадцатый февраль
Вверх

Восточная песня I

 Am  Am5- Em

 Em  Am
Двенадцать лун на знамени моем,
 С   H7
И панцирь тверд, и шпага тяжела.
 Em  Am
Я рыцарь-тень, блуждающий верхом
 Dm  E7  Am  Am7
В зеленом, как заросший водоем,
 F   Em
Краю; и мгла, лежащая кругом,
 D7  C   C7
Коню и мне глаза заволокла.
 Cm  D7
Я следую невидимой тропой.
 Fm  C
Прислушиваясь к небу и к густой
 Gm  Cm
Листве, - но вероятнее всего,
 D7  D#7
Что небо мне не скажет ничего.
 D7  Em
И джунгли мне не скажут ничего.
 С
А только зверь пробежит иногда
 G
В стороне, таясь и ступая легко,
 D7  H7
Оберегая от мелких колючих растений
 Am  Am5-
Давнюю рану...

Мой светлый конь отважен и крылат,
Он молод - и поэтому силен.
Он лучше слышит то, что говорят
Стволы, и каждый новый аромат
Ему, коню, понятнее стократ,
Чем мне. Но я прозрачен, как и он.
Я тоже миф, хотя и не такой
Стремительный, как этот молодой
Скакун, еще не знающий того,
Что небо нам не скажет ничего,
И джунгли нам не скажут ничего.
А только птица мелькнет иногда,
Улетая в дальнюю темную глушь
Той самой чащи, куда,
Сколь б я ни скитался -
Вряд ли доеду...
А в той глуши, веками невредим,
Стоит шалаш - бессонное жилье.
Там дева-тень, прозрачная как дым,
Ночей не спит под  кровом травяным.
И влажный ветер с деревом сухим
Поют над обиталищем ее.
Она не спит. И дерево скрипит
Все жалобней, пока она не спит
И плачет - вероятно, оттого,
Что небо ей не скажет ничего.
И джунгли ей не скажут ничего.
А только гром подпоет иногда
Тем двоим над крышей ее,
Обещая всему континенту
Большие дожди в феврале -
И жаркое лето...

Символом "v" обозначены мелодические акценты (sforzando? )

 Am      Am5-     Em                   Am      Am5-     Em
    v    v  v vvv v   v      v   v     v  v    v  v vvv v
E|---0-------0----|0---------12--------|0--0-------0----|------|
B|--1--1--4----4-0|0--12--12-----12--0-|--1--1--4----4-0|0-----|
G|-2----2---5---5-|--0 ---12---------0-|-2----2---5---5-|------|
D|----------------|--------------------|----------------|------|
A|0-------0-------|--------------------|0-------0-------|------|
E|----------------|0----0--- 0----0----|----------------|0-----|
Вверх

Восточный романс

 Am
Моим словам едва ты внемлешь,
 H7
Тебе в них чудится капкан,
 Dm Am
Меж тем их сладостный обман
 H7 E7 A7
Изящен, полон волшебства, и тем лишь
 Dm E Am
Они правдивы, как Коран.
 A7
Зачем выдумывать причины,
 D
Искать ростки грядущих ссор?
 C#m
Все не теперь, и значит - вздор.
 Am Dm
Скорей, чем я тебя покину,
 Dm6 E7 Am
Сойдут снега с высоких гор.
Ликуй привычно и беспечно,
Забыв сомненья, бросив страх.
Покуда снег лежит в горах,
Всг безгранично, безупречно, вечно
На этих диких берегах.
Не знает зим, не видит мора
Твоя безбедная страна.
Моя же бедная страна
Настолько далека от моря,
Что и не помню, где она...
И если дни мои проходят,
И близок час, и срок един,
Чужой земли приемный сын,
Исчезну я, но в путь меня проводят
Снега, сходящие с вершин.
Поток могучий все сокроет,
Оденет в радужный туман,
Смешает с правдою обман,
От слез лицо твое омоет
И хлынет дальше в океан.
Вверх

Все потом

Все потом
  Am                      Dm         Am  E7
Теплый дом, сытный стол, брудершафт с поцелуем,
       Am                  Dm   G   C
Все потом, все потом, а теперь недосуг.
A7   Dm                 F F7    Am
Собирайся солдат, и пойдем  повоюем,
       Dm         Am        E7          F7
Что потом, то потом, что теперь, то вокруг.
     Dm       Dm6       F      Am
Собирайся солдат, и пойдем повоюем,
       B         Am          E7         Am
Что потом, то потом, что теперь, то вокруг.
Кто зачем, кто куда, мы приказ не нарушим,
Мы присяге верны, хоть огнем все гори
Теплой кровью по горло зальемся снаружи,
И холодным портвейном по горло внутри
Наше черное время не кончится с нами,
Нас вода унесет, а оно над водой
Повисит, переждет и вернется с войсками,
И никто ему снова не скажет долой...
Вверх

Горестный романс I

 C Dm G7 F C
Несчитанные дни, немыслимые дали
 A7 Dm G7 C   2й раз
Остались позади, а край все непочат.
 C7 Fm Fm6 Cm G Fm Ab7 Cm
Как много мы сожгли как мало мы создали
 D G7 Cm      D7 G7 C
По милости людей, которые молчат.
Давно известны нам все омуты и мели.
Иных снесло на дно, а нас все волны мчат.
Как много мы могли, как мало мы сумели!
А все из-за людей, которые молчат.
О, как прекрасен бой! О, как прекрасно рвенье!
Вот только перемен не видится пока.
Все так же тяжелы судьбы прикосновенья.
И смерть недалека и бьет наверняка.
Но слишком не грусти и мучайся не очень.
Пусть горьких дум следы чела не омрачат.
Поскольку в трудный час всегда найдется, впрочем,
Нам место среди тех, которые молчат.
Вверх

Горестный романс II

Поржавело наше стремя, наше семя не взошло,
 Cm E7 G Gm Dm
Поредело наше племя, наше время истекло.
 Gm A7 D7 Gm
Отлетело, убежало, просочилось в решето,
 Dm B Gm Gm6 Dm/A A7 Dm
Отборолось, отстрадало и пропало ни за что.
 F G Gm Gm6 Dm
А поменьше бы боролось, не ушло бы в кровь да в снег,
 A7 B D7 Gm Gm6 Dm/A A7 Dm
Может, был бы тверже голос, гуще волос, дольше век.

  A7 B7 D7 Gm Gm6

 Dm/A A7 Dm A7 Dm Gm6 A7sus A7 Dm
Нами движет беспокойство, навсегда соединив
Наши низменные свойства, наш возвышенный порыв.
И поверишь ли, Наталья, что обиднее всего, -
Ни окопы, ни братанья не меняют ничего.
Твой несчастный брат прекрасен, бесподобен твой малыш,
Дом твой светел, взор твой ясен, и спасибо, что молчишь.
Не горюй, живи приятно, и к концу седьмого дня
Ты успеешь, вероятно, сорок раз забыть меня.
Далеко твой берег дальний, океан пред ним сердит.
Ну а жребий мой скандальный звон кандальный подтвердит.
Я мечту свою, химеру, на галеру заберу
И за Родину, за веру, не замечу как умру...
Вверх

Декларация

Мы, жители социума, не могущего без войны,
граждане гипер-Отечества по прозвищу "тройка-птица",
нынче, сложив оружие, с той и другой стороны
сходимся, чтобы на миг побрататься и к тебе обратиться
Ты - наш потомок общий, грядущий лет через сто,
мальчик предполагаемый, воображаемый прапраправнук,
нищий наследник наших, трансформирующихся в ничто,
дел противоестественных, богопротивных и противоправных.
 - Hm
Кто тебе мы, воинствующие прутья былой метлы?
В судьи или единомышленники ты вроде бы не годишься.
Пропасть между тобой и нами огромна - ведь мы мертвы,
ты же ещя не родился, мальчик. А Бог даст - и не родишься.
 - Am
Но, если ты вся же явишься, что странно амо по себе,
и либо жрецом насилия станешь, либо певцом свободы, -
долго ещя  тобою аукаться будем - учти сие,
мы - жившие веком ранее звери твоей породы.
 - Hm
Каждый век выражает по-своему в каждой отдельной стране
зависть к чужому будущему и страх перед тьмой загробной;
мы выразили это тем, что вырезали звезду у тебя на спине
и бросили тебя одного умирать в стране допотопноподобной.
Am F Am6/F# F
Am/E F Am6/F# Em
C A7/B D/A
Dm Fm E Am
(окончание) Em Em6 Hm Gm F# Hm6/D
Вверх

Дело шло к рассвету, вьюги бушевали

 Hm E Em F# Hm F#
Дело шло к рассвету, вьюги бушевали,
 Hm E Em F#
Зимняя погода лезла вон из кожи,
 Hm E Em F# Hm F#
В доме шло веселье, гости танцевали,
 Hm E Em F# Hm A
Ты была прекрасна, прямо-таки до дрожи.
 D D7 Gm
И никто не слышал, как метель гудела,
 Dm E A7
Каждый был обласкан и храним судьбою,
 Dm D7 G
Я ж тогда подумал - плохо наше дело,
 Gm Dm E Am Dm F#
Хватит нам с тобою лиха, будет нам с тобою...

Так оно и вышло, все смешалось в доме,
Развалились гнезда, закружились русла.
Ты молчишь и сердце держишь на ладони...
Боже, как все просто, что же все так грустно.
То ли прежде в юности лазурной,
Вот уж впрямь бывало разного немало,
Я любил бесчестно и всегда безумно,
И всегда успешно... Знаешь, жертв не возникало.
Люди мне сказали - разделяй и властвуй,
Торжествуй и празднуй, а то проморгаешь...
Сфера вольных мыслей, область дальних странствий, -
Выбирай, что хочешь, поступай, как знаешь.
Все вы, люди, врете, а я все киваю,
Бес во мне какой-то, ест меня и губит.
Никому не верю, ничего не знаю.
Знаю, что люблю тебя, да кто ж тебя не любит!
И, как прежде, тонет все в веселом вздоре,
Вьюга рвет и мечет, гости веселятся.
Сил моих нет больше, я хочу на море,
Я хочу забыться, я хочу влюбляться.
Лазать по откосам, грезить о мадоннах,
Излучать сиянье, небу подражая.
Вот бы как, но сердце держишь ты в ладонях,
Чем же крыть, а крыть-то нечем... Так и продолжаем жить.
Вверх

Дорога

 Em H7 Em
Далеко до срока, до края далеко,
 H7 E7
Налево - дорога, направо - дорога.
 Am Am6 Em
Чего ж ты хлопочешь, страдаешь, рыдаешь?
 H7 Em
Иди куда хочешь и делай как знаешь.
 E7 Am E7
Налево - посевы, направо - дубрава.
 E9 Am
Иди себе влево, ступай себе вправо.
 A7 Dm Am
Смотри, куда люди, и двигай туда же.
 E7 Am
Всевышний рассудит. А я пойду дальше.
А я пойду прямо, ни влево, ни вправо.
Налево - все яма, направо - канава.
Кати в свою яму, лети к своей Даше
Крути свою драму, а я пойду дальше.
А дальше все ветры, обвалы, откосы,
И снова ответы, и снова вопросы, -
О боли и страсти, о тьме и о свете,
О горе и счастье, о жизни и смерти.
А слева и справа, в канаве и яме -
И деньги, и слава, и счастье горстями.
Полы пахнут краской, а потолки мелом,
И песня, и сказка, и женщина в белом.
Тебе меня жалко. Так мне еще жальче.
Но, шатко и валко, а я пойду дальше.
И зависть не гложет, и нет во мне злости,
Я даже, быть может, зайду к тебе в гости.
Зайду не за делом, и мы поскучаем,
И женщина в белом одарит нас чаем.
Мы трубки раскурим, отведаем снеди,
И всласть потолкуем о жизни и смерти.
А утром, чуть выйдешь, чуть выглянешь даже,
В тумане увидишь, как я иду дальше,
Походкою твердой шагаю по хляби,
И весь такой гордый, и весь такой в шляпе.
А дальше все ветры, обвалы, откосы,
Все глуше ответы, все выше вопросы,
Все тьмою обьято... Но, Господи Боже!
Ведь если не я - то кто же, то кто же?..
Вверх

Други милые

Am       Dm   G С
Давайте, други милые, буянить и шалить,
 A7  Dm Ам  Е7      Am
Над каждою могилою не будем слезы лить.
       Dm     G    C
Беду - судьбу лохматую не будем  проклинать,
A7 Dm     Am    E7      Am
И жизнь свою сломатую не станем поминать.
    С    D  Dm     Am
Мильонов мы не нажили, до звезд не добрались,
     Dm Ам       E7   Am
Но взяли и отважились, сошлись и собрались.
E7  А      H7      E7      A
А, значит, продолжаются веселые года,
 H7   E7     A
И где-то разгорается далекая звезда.
   Fm# Ем  H7  E7   Am
Закутана, замотана туманами потерь,
 A7 Dm   Am        E7
 Когда еще взойдет она, но ты, товарищ, верь,
   E7      Am
Товарищ, верь!

Мы сильные, мы смелые, мы спорим и шумим,
Мы ни фига не делаем, и много говорим!
И все идет по-прежнему : лови, плыви, живи!
Но в нас тоска по нежному, и хочется любви.
Ни муками, ни ласками не дарит нас она,
А в небе, ну хоть ты глаз коли, не светит ни хрена.
Когда-то назначалось нам задатки развивать,
А вот теперь осталось нам остатки подбирать,
Но нынче сравним с поломаным грошом,
И тут же песню сочиним про то, как хорошо,
Как все хорошо!

И песня сочиненная пробьет и мрак, и глушь,
И выйдет , окруженная толпою наших душ.
И вместе с этой свитою, подмигивая нам,
Крылатой Маргаритою взовьется к небесам.
Пройдется песня по небу среди пустых высот,
И в небе сразу что-нибудь глядишь, да и взойдет!
И как же будет здорово, когда скозь толщу туч
Как знак рассвета скорого пробьется слабый луч.
Ах, что за ночь, ах, что за синь, ах, что за мир такой,
И ты, товарищ, рот разинь, и ты, товарищ, пой.
Товарищ, пой!

Ах, песенка, умытая потоками добра,
Будь нашей Маргаритою, мы будем Мастера.
И встанет просветленная, и тоже глянет ввысь
Тобою исцеленная поломатая жизнь.
А в небе бесшабашные сияют огоньки,
И мы с тобой, бесстрашные, стоим, как дураки.
А мир кипит, а мир ревет, пока мы так стоим,
И кто-то где-то глотки рвет попутчикам -
то звезды достает в ладошки, иль на грудь,
Но это все придет, пройдет, а ты, товарищ, будь!

Товарищ, будь!
Вверх

Другое обращение к герою

 Hm
Проживи, как я хоть двести
лет, хоть триста, хоть на месте
сидя, хоть чертя кривые, -
ты в таблицы восковые
 Em
не уверуешь, как я.
Мудрено читать на воске...
 C
да и мир - скорей подмостки,
 A
чем, увы, библиотека.
И плевать какого века
 Hm
есть метафора сия.
Ты невзлюбишь этот тямный
балаган с его скоромной
болтовняй, с битьям предметов
кухни, с блеяньем кларнетов
и жужанием гитар,
с невменяемым партером
и любовником-премьером,
что на горе всем актрисам,
хоть и выглядит нарциссом,
вся же пахнет, как кентавр.
Ты дерзняшь, как от заразы,
прочь бежать, презрев приказы,
коих альфа и омега
в отрицании побега,
дескать, тоже болтовня!
И раскаешься тем паче
в должный срок. Но как иначе?
Я ведь брал счета к оплате,
а тебе с какой же стати
быть удачливей меня?
Новым Глостером, впустую
принимая за крутую
гору плоское пространство,
станешь ты менять гражданство
с быстротоц сверхзвуковой,
примеряя, как для бала,
антураж какой попало -
и драгунский, и шаманский,
и бургундский, и шампанский,
и церковно-цирковой...
Так и вижу, как в Гранаде
или в Бирме на канате
ты танцуешь, горд и страшен,
меж бумажных крыш и башен
пред бумажным божеством
и, понятный божеству лишь,
весь горишь и торжествуешь,
но - в Крыму ли, на Суматре -
вся опять-таки в театре,
и опять-таки в плохом.
Лишний раз над башней ближней
промахав руками лишний
час и лишний раз дотошно
убедившись только в том, что
твердь воистину тверда,
ты опустишь руки словно
раб цепной, который брявна
ворошит и камни движет,
и отчаянье пронижет
плоть и кровь твою тогда.
И совсем уже бесстрастно,
ни контраста, ни пространства
не боясь, уже у края,
прямо в публику ныряя,
прямо в чярные ряды,
ощутишь спиной негибкой,
что глядит тебе с улыбкой
кто-то вслед. И будет это
Люцифер, носитель света,
ангел утренней звезды.
- Без моей команды, - скажет
он, - вокруг тебя не ляжет
мгла, и медленной волною
не сойдятся над тобою
восхитительная тишь.
Так что, где-нибудь в Лаосе
потанцуй ешя на тросе
или где-нибудь в Майами
помаши ещя руками,
может, вся-таки взлетишь.
Вверх

Душа

H                        E    H
Оставлю всех, пройду повсюду,
             E  H            F#
Пускай ни с чем, но не в долгу.
H                    Em   Hm
Себя раздам, тебя забуду:
            EmHm        F#7 H7
Мне все равно, я все могу.
         Em          Hm
А вот душа - она не может,
           F#7          Hm H7
Небесный свет в нее пролит,
         Em        Hm
Неясный зов ее тревожит,
      F#7        H
Она поет, она болит.
И пусть вдали над цепью горной
Уже взлетел, уже возник
Мой монумент нерукотворный -
Я сам себе его воздвиг.
А вот душа ему не рада,
Не укротить ее никак:
Она парит и ей не надо
Ни гор златых, ни вечных благ.
Когда ж беда сомкнет объятья,
Ничем я ей не возражу.
Родимый край пришлет проклятья,
В чужих краях ответ сложу.
И лишь душа неколебима:
В грязи чиста, в беде честна,
Все также ей горька чужбина
И сладок дым Отечества.
Вверх

Дуэт

 G G7 Ab7/Eb G
Сердцу все в Испании мило, то есть много милее,
  чем, допустим, во Франции.
 G G7 Ab7/Eb G
Все здесь, вплоть до чисел и звуков, большей прелестью дышит,
  чем в какой-нибудь Франции.
 Cm Ab Ebm Bm
Здесь и площадь в размере свыше полумильона километров
                                                      квадратных
  впечатляет сама по себе.
 Hm Cm C#m A7 Dm A7 D
А населенье впечатляет подавно,
  доходя до мильонов почитай сорока
Город, что зовется Мадридом, расположен, конечно,
  уж никак не во Франции.
Реки - Эбро, Тахо, Дуэро - протекают уж точно
  ни в какой ни во Франции.
Нипочем не найдется проповедник в Париже, что бы мог без акцента
  по-испански сказать "не убий".
Кроме невзрачной полосы пограничной
  ничего у французов с нами общего нет.
Славен род испанский и древен, глубоки наши корни,
  не в пример той же Франции.
Сонмы знаменитостей наших популярны повсюду,
  кроме разве что Франции.
Всевозможные гранды, короли Фердинанды, тенора, портретисты
  здесь родятся весьма и весьма.
А у французов - где певцы, кто монархи?
  Мы их даже не знаем и не жаждем узнать.
   (D7)
 Gm
Ну, а мы не то, что знать не жаждем, мы в упор того не видим,
 F
Кто в бреду, горячке и душевном помраченьи,
ни аза ни в чем не смысля, нашей Франции прекрасной
 Cm D7 Gm
вдруг Испанию, к примеру, легковерно предпочтет.
Ведь по сути там все тоже, что и тут, однако хуже:
раса та же, даже те же Пиренеи, только хуже,
и язык почти такой же как у нас, хотя и хуже,
по-испански "буэнос диас", по-французски "добрый день".
 -Cm
И Атлантика, похоже, та же, и Европа тоже,
даже Солнце - номинально - той же Солнечной системы,
но под нашим дивным солнцем все цветет и колосится,
А под их противным солнцем все со страшной силой мрет.
 -Gm
Злаки чахнут, реки сохнут, звери дохнут, рыбы дохнут,
кобры, зубры, динозавры, не сказав ни слова, дохнут,
мрут амебы, жабы, крабы, даже люди - уж с чего бы
им, казалось бы, туда же? - все же тоже и они.
Блекнет вся испанская слава, вся их местная гордость
  пред величием Франции.
Впрочем - и гордиться там нечем, и прославиться трудно,
  то ли дело во Франции.
Говоря откровенно, даже как-то неловко, что предмет разговора
  чересчур неказист удался.
Так что не ясно, для чего мы так длинно
  о подобном предмете вообще говорим.
Вверх

Заклинание

                    ... и заклинаю: остерегайтесь
                         выходить на болото в ночное время,
                          когда силы зла властвуют безраздельно.

 Hm G  Hm
Не ангел я, но врать не буду:
 G  F# Hm
Земля ничья, ходи повсюду.
 G  Hm
Везде узришь простор вольготный.
 G  F# Hm
Чуждайся лишь тропы болотной.
 E  Em Hm
Она для хилых - смерти злей.
 E  Em Hm
Не в наших силах ладить с ней.
Любой из нас на ней бесславно
Погибнет враз, а ты - подавно.
Не там свернешь, фонарь уронишь,
Тонуть начнешь - и весь утонешь.
Беги оттуда, робок, нем.
Иначе худо будет всем.
 C#m
Ходи, где зной тяжел как бездна.
 E
Ходи, не стой, тебе полезно.
 F#m
Ходи, где снег блестит жемчужно.
 D
Ты человек, тебе не чуждо.
 C#m
Ходи, где лен, ходи, где маки.
 E
Ходи с бубен, ходи во фраке.
 F#m
Сердца буди порой дремотной.
 D
Но не ходи тропой болотной.
 C#m
В азроплан залезь не глядя.
Начни роман со слов "Мой дядя".
Луди, паяй, чуди безбожно.
Но не гуляй, куда не можно.
Главней запрета в мире нет.
Уверуй в это с юных лет.
 Em
Не презирай ни Альп, ни Кента.
Обшарь Китай, вернись в Сорренто.
Мадридский двор смени на скотный.
Но дай отпор тропе болотной.
Честн\ое слово, только так.
Спроси любого, скажет всяк.
 Hm
Никто не враг твоей свободе.
На твой очаг ничто в природе
Воды не льет в ущерб горенью
И не зовет тебя к смиренью.
Наоборот - очнись, развейся,
Возьми расчет, влюбись, напейся,
Рискуй добром, теряй здоровье -
Всг при одном простом условьи...
Но ты, ни в грош его не ставя,
Опять идешь, куда не вправе:
Среди трясин, во мгле болотной,
Совсем один, как зверь голодный.
Чуме подобный, злобный зверь.
Антропофобный, злобный зверь.
          E  Em Hm
На все способный, злобный зверь.
  E  Em Hm
Вверх

Закон ходьбы

 Dm E7
Порядок вечный мне не знаком,
 Gm A7 Dm
Неведом расчет судьбы,
 A7 Dm E7
Мне внятен только один закон,
 Gm A7 Dm
Великий закон ходьбы.
 Eb7
От первых дней до последних лет,
 Gm6 Dm
До старческого горба
 Gm B7
Нас вводит в курс и выводит в свет,
 E7 A7 Dm
И сводит на нет ходьба.
Томятся истины под замком,
Трещат от загадок лбы,
Но всем доступен простой закон,
Всеобщий закон ходьбы.
Царит ходьба, не щадит потоп
Ни Цезаря, ни раба,
Идет вразнос, и бурлит взахлеб
Во веки веков ходьба.
Нам все по силам, хотим, шаля,
Сровняем излом реки,
Хотим, леса превратим в поля,
Поля превратим в пески.
Ведь даже смерть не пугает нас
Чужая или своя,
И в этой битве за часом час
Все более крепок я.
Я тверд и строен, и как никто
Исполнен любви к речам,
И вновь "спасибо" кричу за то,
За что и всегда кричал.
Но, Боже правый, как быть, когда
Все чаще, меж строгих схем
Торчит проклятый вопрос "куда? "
И подлый вопрос "зачем? "
Сочтем итоги в конце пути,
Не стоит теперь труда,
Но скоро я не смогу идти,
Пока не пойму "куда? "
Воспряну духом, лекарство сьем,
Постигну "как быть", "кем быть",
Но если даже пойму зачем,
Едва ли смогу убить.
И так ли важно, чья сторона
Сильна и резон на чьей?
Ведь, вот, к примеру, идет Весна,
И кто помешает ей?
Над полем сладкий апрельский дым,
И птичий в лесах галдеж,
И мир, похоже, не стал другим,
Чуть-чуть похуже, так что ж?
Все то же чудо в сиянье глаз,
И прелесть в изгибах рта,
И жизнь, как будто едва начилась,
А вроде почти прожита.
И солнце рождается вновь и вновь
И гаснет опять и опять.
Зачем же портить друг другу кровь,
Зачем же кровь проливать?
Вверх

Залив

Em Em/Eb Em/D A7/C#
Душа, каких похвал еще тебе, ворожее?
C G D7 Am
Ликуй: все обошлось примерно так, как ты рекла.
Em G C/C-H-E Am/A-G-F#
Всерьез на этот раз я превозмог небытие,
 Em D7 C7/B E
Воскрес, уехал вдаль, построил дом, завел щегла.
 A A7/G D/F# F7
Он мал, неискушен и разучил пока всего
 C G Dm Am
Семь нот... Но две из них он перенял у соловья.
 A A7/G D/F# F7
Когла и упрекну кого-нибудь, то не его:
 C G Dm Am
Он пленник, он певец. Совсем как ты, душа моя,
             Dm Am
             душа моя, душа моя.
Октябрь, пустой сезон. Глухие дни стоят стеной.
Мертво на берегу - ни рыбака, ни челнока.
Каким дремучим сном сия страна уснет зимой -
Могу вообразить, но не скажу наверняка...
Влажна дневная мгла и тяжела для головы.
В заливе - не вода, а словно ртуть, не то свинец.
Щегол глядит в окно и говорит свое "увы!"
Всем птицам и птенцам, хотя и сам - еще птенец...
             еще птенец, еще птенец...
Строка идет к строке, один фрагмент в ладу с другим;
Эскиз вчерне готов, перебелить - и на струну.
Но нет! Финал иной велит перу прервать нажим.
Увы, душа моя! Не удержусь - перечеркну.
Свинец пошлю долой, пустые дни похороню,
Залив и берега расположу наоборот,
Октябрь сменю на май... И лишь в одном повременю:
Щегла оставлю в клетке - и пускай... пока поет,
             пока поет, пока поет...
Вверх

Знамя наше на древке развевается

 D D7 Gm
Знамя наше на древке развевается.
 D Em A7 D
А Наташа на реке раздевается.
 A7 D D7 Gm
Хоть разденься ты, Наташа, хоть оденься,
 D Em A7 D
Все равно не будешь наша, не надейся!
 D7 G
Все так же весела планида у солдата.
 Gm A7
Все так же велика планета, погляди -
 D A7 D D7 G
Исхожена до дыр, истоптана, измята,
 Gm D A7 D
Но все ж полна дорог. Иди, солдат, иди.
 F#m e eb
Уж как ее ни жгли, а так и не спалили,
 Em A7
Взрывали там и тут, а вишни все цветут,
 D F#m D7 G
Столетьями дрались, а все не поделили...
 Gm D A7 D7
Иди, солдат, иди! Тебе найдется труд.
 Gm Dm
И пусть, куда ни плюнь, - солдатские надгробья,
 Gm A7
Могилы позади, могилы впереди.
 D A7 D D7 Gm
Не вся еще земля твоей полита кровью,
 D Em A7 D
Не вся еще, не вся. Иди, солдат, иди.
Что такое, в самом деле, - мало нас в строю.
Это значит - одолели мы врага в бою.
А когда, к примеру скажем, враг побил бы нас,
Нас в строю и вовсе даже не было б сейчас.
Но звонко в такт шагам лихая поступь славы
Грохочет в голове, сияет на груди.

Чинов и орденов немало у державы,
И все они твои. Иди, солдат, иди.
Всю землю ты пройдешь, и сделаешь иною,
И выправишь, как Бог, весь мир наоборот.
Иди, солдат, иди, все бренно под Луною,
Но пыльный твой сапог века переживет.
Уже прославлен он в поэзии и в прозе,
Уже по всей Земле, куда ни погляди,
Он выбит и отлит и в мраморе, и в бронзе,
Но место еще есть. Иди, солдат, иди.
Знамя наше на древке бьется, как всегда.
А Наташа на реке - просто хоть куда.
Она в воду не идет, не купается,
Стоит, дура, во весь рот улыбается.
Вверх

Известно стало, что вблизи от города, в лесах

    C#m F# F#m C#m
    Известно стало, что вблизи от города, в лесах,
    F# F#m C#m
    бунтовщики, мятежники
    F# F#m C#m
    имеют наглость жечь костры, валяться на траве
    A G# C#m
    и замышлять недоброе.
 A Am Em
Отряду нашему приказ: проследовать туда.
 A Am Em
Отряд кивнул - и следует.
 A Am Em
Найти злодеев, окружить врасплох и повязать,
 A G# C#m
маневры все привычные.
    И через несколько часов отряд уже кольцом
    смутьянов жмет в их логове.
    И к горлу каждого копье приставлено - и мы
     A H Em
    считаем до пятнадцати.
Не долго думая, они смекают, что к чему
и что за чем последует.
На счете "три" сдаются все, оружье побросав,
сдаются все как милые.
    Кто плачет, кто кричит, что рад правительству служить
    хоть палачом, хоть пытчиком.
    Кто выкуп выплатить сулит, кто - выдать вожаков.
    Ну, ни стыда, ни гордости.
И лишь один сдается так, что всем бы перенять,
сдается так, как следует.
Лежит, мерзавец, на траве и, глядя в небеса,
свистит мотив бессмысленный.
    Как будто просто мимо шел, решил передохнуть,
    прилег и стал насвистывать.
    Как будто вовсе не при чем (что, кстати, может быть
     A H Em
    Никто ж не вник, не выяснил.)
Не долго думая, отряд смекает, что живым
такого брать не следует.
И вот копье мое пронзает горло свистуна.
Всех прочих - в плен, и кончено.
    В пути обратном я свистать пытаюсь тот мотив,
    да не идет, не вяжется.
    Оно понятно: сроду я ни слуха не имел,
    ни музыкальной памяти.
(пр.) F# F#m C#m
      F# F#m C#m
    (Как раз того, что следует.)
Вверх

Кадриль

Никакой жасмин под окном не пах.
Ни один в садах соловей не пел.
Паче страсти жаждала ты вражды.
Я любил тебя, я сказал - изволь.
 F#m C# F#m
Там и сям настроил я крепостей.
 C# F#m
зарядил чем следовало стволы,
 C# F#m
карту мира вычертил в двух тонах,
 C# F#m
разместил на ней силуэт орла.
 A E A
Не смущал меня проливной напалм,
 E A
фейерверк убийственный не страшил.
 E A
Я хотел увидеть твою страну.
 E A
Я мечтал замерзнуть в ее снегах.
 Hm F#m
В генеральском раже свинцом соря,
 C# F#m
в то же время думал я вот о чем:
 Hm F#m
если вдруг у нас родилась бы дочь,
 C# F#m
почему б ее не назвать Мари?
Это было мощное кто кого,
кроме шуток, вдребезги, чья возьмет.
Дорогой воздушно-морской масштаб.
Агентура в консульствах всей земли.
Я в потемках дымных терял глаза,
от пальбы тупел, зарастал броней.
Ты роняла в пыль аромат и шарм,
изумруды, яхонты, жемчуга.
Но и в самом что ни на есть аду,
в толкотне слепых полумертвых войск,
ты казалась все еще столь жива,
что пресечь огонь я не мог никак.
И гораздо после, когда пожар
сам собою стал опадать, редеть,
ты хранила столь еще свежий блеск,
что, смотря в бинокль, я сходил с ума.
Отовсюду видная средь руин,
ты была немыслима, как цветок;
не берусь конкретно сказать - какой,
полагаю все же, что иммортель.
И когда пожар, повторяю, стал
опадать, клубя многолетний прах;
до нуля дотлел основной ресурс,
а за ним неспешно иссяк резерв;
от штыка последний погиб смельчак,
дезертир последний исчез в тылу.
И остались мы наконец одни
на плацдарме, словно в Эдеме вновь.
Парабеллум я утопил в ручье,
золотой сорвал с рукава шеврон,
силуэт орла завещал в музей,
карту мира выбросил просто так.
Если хочешь, действуй, дозоров нет.
Применяй картечь свою, Бог с тобой.
Подойди и выстрели мне в лицо.
Через два часа я приду в себя.
Вверх

Как варяг, наблюдающий нравы славян

 Hm G
Как варяг, наблюдающий нравы славян,
 Hm G
Я вхожу в перепутья своей стороны,
 Em C C/H
Будто в омут, смущаясь отсутствием дна
 Am Am/G F Am/F#
И дивясь: отчего до сих пор не тону?
 Em C7/B
Разрушенья встречают меня тут и там,
 Em F#
И ненастье ложится на сердце мое...
Помрачнев, я исследую местных князей;
Столь курьезны, нелепы и странны они,
Что какой-нибудь звероподобный тиран
Рядом с ними, наверное, был бы красив
(Если б нечисть могла обладать красотой)...
 Em A7
Коли так, то чего ожидать от рабов?
 Em C
Всякий проблеск у них обращается в дым,
 A Am
Словно тайна, поведанная дураку,
 E Em
Или сказка, рассказанная невпопад...
Бедный сказочник! Лучше бы ты онемел.
Здесь недолго творенье твое проживет.
Этим людям присущ разрушительный зуд -
От природы, измлада до самых седин;
Как доныне они расчленяли и жгли,
Так и завтра пойдут расчленять и сжигать...
Досмотрю, как уходит из мрака во мрак
Девяностый с начала столетия год;
Осознаю, что не был он легче ничуть
Предыдущих восьмидесяти девяти, -
И печали умножатся в сердце моем.
Хоть немало печально оно и теперь...
Вверх

Калейдоскоп детский

Не угодно ль вот, оптический прибор, нехитрый,
тфк, система трех зеркал в цилиндре,
плюс цветные пустяки... как видишь,
вещь нарочно для тебя, беглянки
скрытной, склонной к миражам.
 H7 E G F# Hm
На свет ее направь. Ну, чем тебе не явь?
 G H7 E G F# Hm
Глазей, зевай спросонок, напоминай дитя.
 H7 E G F# Hm
Еще бы флот тебе к подзорной сей трубе.
 G H7 E G F# Hm
Но ты такой ребенок, с каким нельзя шутя.
Мне-то что, мне легче, я ведь не беглец, я
здесь живу, мне нравятся несчастья...
ergo: мною можешь пренебречь, отныне
только в это зазеркалье глядя,
в дивный этот окуляр.
Что в нем есть... вопрос не в том, спроси
чего в нем нет... любой на выбор
колорит, хоть флот, хоть гавань,
словом, рафинад, каштаны, детство
в городе приморском, яхты, джонки, мачты, кливера...
Но кто, смотри, вон там? По всем статьям я сам.
Залез в одну из джонок. Ни дать ни взять матрос.
Хоть впору звать пажей и гнать меня взашей.
Но я такой ребенок, с каким нельзя всерьез.
Вверх

Капитан бравый

  C           D7      G           Em     Am     H7   C       E7
Все куда-то рвался, дерзал, метался, не укрощался, а укрощал,
 Am     D7   G        F    Em             H7
Долгие годы желал свободы, и упрощал себя, упрощал.
А куда же проще, кошелечек тощий, барабан дырявый, висок седой,
Не покрыт славой, левой, левой,
правой, капитан бравый, но отставной.
    Am            Em    H7                    Em
    А она была готова, за мной хоть на край света,
     Am                    E     H7          Em
    За мной хоть на край света, без легкого пути,
     Am              Em   H7              Em
    Да вот мешала эта, ах, круглая планета,
     Am8            Em   H7          Em
    Где края света нету, и некуда идти
Я ль не говорил ей, не жди, Мария,
я ль не просил ее - позабудь
А она смеялась, а ночь не кончалась,
и вечно оставалось что-нибудь.
Ой, нет, я не сильный, нет, я не храбрый, нет,
я не добрый - я очень злой.
Не покрыт славой, левой, левой, правой,
капитан бравый, но отставной.
Все чего-то правил, по местам ставил,
распевал, славил, носил шинель.
Бунт не возглавил, лед не расплавил,
назвал сына Павел, а дочь Нинель
Эх пилось бы елось,  и зачем мне смелость,
а мундир с медалями в нафталин.
Вовремя в дом влесть - вот моя доблесть,
клином клин, братцы, клином клин.
Скучная повесть, тщедушная совесть,
а что дальше - бог весть, конец какой.
Не покрыт славой, левой, левой, правой,
капитан бравый, но отставной.
Вверх

Кариатиды

A  F#m A  F  Hm A7
 Dm Gm  Dm E  A7 Dm
Что-то где-то происходит... Ладно, ну и пусть бы,
E  A7
 Dm Gm  Dm C  F
Люди рушат и возводят здания и судьбы.
 Gm Dm
Судьбы лепятся, как стены, и, как бюсты - чувства,
 A  F#m A  F  Hm A7
Тоже, милый, все священно, тоже, брат, искусство!
Строишь славное строенье, вроде все как надо:
Барельефы, обрамленье, крыша, анфилада,
Слева виды, справа виды, ходы-переходы,
 F  D7  Gm A7 Dm D
По бокам кариатиды подпирают своды.
 D  G   A7 D
Не забыл, и слава Богу, нанести орнамент.
 D7 Gm
Что ж забыл? Забыл немного - заложить фундамент.
 Dm
Вот те раз! А впрочем, слушай, что же тут такого!
 F  D7  Gm A  Dm
Можешь сразу все порушить и построить снова.
Мастерство свое утроить можешь, Бог с тобою.
А ломать - оно не строить. Так же и с судьбою.
Скажем, вышла неплохая крепкая обитель,
Но изъяны различает только сам строитель.
(G) C  Dm
Если он принципиальный, даже средь оваций,
 G7 C  G7
Даже если шум похвальный будет раздаваться,
 C  Dm
Гонор свой подальше сунет, не внимая гвалту,
 G7 E7 Am A7
Отойдет, посмотрит, сплюнет и возьмет кувалду.
        * * *
|Был бы я такой же честный, я б не сомневался, Dm...
Я б за свой домишко тесный этак не держался,
Я размел его дотла бы и построил новый.
Но такой, видать, я слабый, али бестолковый.
Не гнетет меня какая злость или обида.
Просто дом я подпираю, как кариатида.
Только выдержка мужская, а иных манер - шиш.
Ни на миг не отпускает свод, который держишь.
Вот такая, брат, картина, маюсь, рот раззявив.
Если, скажем, ты скотина, - знай своих хозяев.
Будь ты ангел или гнида, знай свое местечко;
Если ж ты кариатида - знай свое крылечко!
Что-то где-то происходит, ладно, ну и пусть бы.
Люди рушат и возводят здания и судьбы.
А тебе-то что до них, до сутолоки разной?
Если ты кариатида, - стой и подпирай знай.
Вверх

Кибитка

 Hm Em6
Всг скрылось, отошло, и больше не начнгтся.
 Em F#9 F#7 Hm
Роман и есть роман, в нём все как надлежит.
 Em6
Кибитка вдаль бежит, пыль вьгтся, сердце бьгтся,
 Em F#  Hm
Дыхание твог дрожит, дрожит, дрожит.
 Em F#  Am  E
И проку нет врагам обшаривать дорогу,
 Gm D   Em  F#
Им нас не отыскать средь тьмы и тишины.

 H  D#m H7  Em
Ведь мы теперь видны, должно быть, только Богу.
 Hm Em  G   Hm
А, может, и ему - видны, да не нужны.
        * * *
А где-то позади за далью и за пылью
Остался край чудес. Там человек решил,
Что он рожден затем, чтоб сказку сделать былью.
Так человек решил. Да, видно, поспешил.
И сказку выбрал он с печальною развязкой
И призрачное зло в реальность обратил.
Теперь бы эту быль обратно сделать сказкой,
Да слишком много дел, и слишком мало сил.
        * * *
 G   Cm Fm6
А мы все мчимся вдаль, печаль превозмогая,
 Fm  G  Cm
Как будто ничего ещг не решено,
 Fm6
Как будто жизнь прожив и все-таки не зная,
 Fm  G  Cm
Что истина, что нет, что свято, что грешно.
 Fm  G  Bm  F
И бесконечен путь, и далека расплата.
 Abm Eb Fm  G
Уходит прочь недуг, приходит забытьг.
 C   Em C7  Fm
И для меня теперь так истинно, так свято
 Cm  Fm Ab  Cm
Чуть слышное в ночи дыхание твог.
Вверх

Кинематограф

 C Em C7 F Fm C Gdim Eb-dim G7 Fm
Не потому ли, что пыль рутины любой ландшафт обращает в ад,
Мы разорвали чертеж Техаса и упразднили коней,               (I)
Переместив горизонт картины в гораздо менее желтый штат,
Поближе к берегу, в область трапов, грузчиков и якорей?
Не оттого ли что шум прибоя напоминает дыханье льва,
Мы устранили хор, альты ругая и басы понося,                (II)
И поменяли юнца-ковбоя на морехода, чья голова,
Увы, сединами, как морскою солью, осыпана вся?
И не затем ли, что стайки чаек дают желаемый зыбкий фон,
Мы прекратили топтать окрестность, ища натуры иной?..      (III)
И вот, новейшая из мозаик пошла расти с четырех сторон -
С огромным скрипом, чему как автор, так и фигуры виной.
Отвергнув это и то отторгнув и слишком мало найдя взамен,
Мы все же, черт подери, творим - буквально из ничего!       (II)
Наш разноцветный кинематограф мы начинаем с финальных сцен,
Не потому ли, что смерть героя эффектней жизни его?
Это потом мы нахмурим взры и установим, что наш моряк
Был любопытный - пьющий ром м смотрящий на небо тип,         (I)
И что из принципа все моторы он называл не иначе как
Исчадьями ада - и под парусом плавал, пока не погиб.
Это потом мы весьма обильно переплетем основной сюжет
С мотивом краха, который к миру в дверь стучит сапогом,     (II)
И расположим идею фильма диагональю через макет
Одной судьбы... И много еще чего слуится потом...
Ну, а пока - никому на свете ни слез, ни радости не суля,
Бумажный парусник сквозь моря брызги и берега дым          (III)
Мелькает в кадре... И свищет ветер, и, удаляясь, молчит земля,
И что бы ни было впредь - да здравствует наша Америка, Джим!..
 (I) Cm Ab              (II) Em Gm           (III) C Gm
     Cm F#dim Dm             C7 F                  C7 F
     Fm Cm Fm                Fm C Gdim             Fm C Gdim
     C Eb-dim G7 C           Eb-dim G7 Fm          Eb-dim G7 C
(прмечание: аккомпанимент исполняется на 3-6 стр.)
Вверх

Ковчег неутомимый

 C#m
Надежды прочь, сомнения долой,
 F#m
Забыты и досада и бравада.
 D   F#m
Граница между небом и водой
 A7  C#m
Уже не различима, и не надо.
     E   E7
    По-прежнему свободный свой разбег
     C#7 F#m
    Сверяя с параллелью голубою,
     C#m
    Плывгт неутомимый наш ковчег,
     G#  C#m
    Волнуемый лишь смертью и любовью.
Проблемы вечной - бысть или не бысть,
Решенья мы не знаем и не скажем,
Зато ни жажда славы ни корысть
Уже не овладеют зкипажем.
    И если мы несгмся через льды,
    Не чувствуя ни холода, ни боли,
    То это все ни для какой нужды,
    А только ради смерти и любови.
Воистину ничем не дорожа
За этим легкомысленным занятьем,
Мы верим, что не будет платежа,
Но если он и будет, мы заплатим.
    Чего бояться нам - тюрьмы, тоски,
    Ущерба очагу, вреда здоровью -
    Но это все такие пустяки
    В сравнении со смертью и любовью.
Вверх

Колеса

  C                Am     C
Скрипят колеса под телегою моею,
                        Am       C Dm
Я снова мчусь, я по-другому не уме-ю.
                       E7
Ищу добра, припав в дорожные объятья,
Dm                G7
И неизбежного пытаюсь избежать я.
  C                       F        G7    C G  C
   По ковылям, по лужам слез, по старым бе-е-дам,
                      F     G7   C7F
   По следу тысячи колес я молча еду.
            C           Dm E7    FADm
   Не знают устали, не ведают износа
            G7       C        G7Am
   Мои проклятые, надежные колеса.
Колеса катят, пыль дорожную взбивая,
Из мостовых булыжных искры высекая,
Бывает узок шлях меж правдою и ложью,
И, обозлившись, я лечу по бездорожью.
   А по обеим сторонам - такие дали!
   Такие вечные просторы и печали!
   И города мерцают крышами белесо.
   Их оставляют позади мои колеса.
И купола блестят крестами золотыми,
Как те года, когда мы были молодыми.
И, как останки наших мыслей дерзновенных,
Лежат щиты и шлемы братьев убиенных.
   Ах, мне бы в те бы города бы возвратиться,
   Собрать бы рать и умирать не торопиться!
   Ах, мне бы кубарем с родимого откоса...
               G7       C          G7Dm
   Да слишком буйные несут меня колеса,
                       G7
          Да слишком быстрые,
           Dm         G7
          Шальные и неистовые,
             C          G7Am
          Несут меня колеса...
Вверх

Колыбельная

 Dm    /C      G    B           Dm  A7    Dm
Спит Гаванна, спят Афины, спят осенние цветы.
   Dm     /C    G       B             Dm    A7    Dm
В черном море спят дельфины, в белом море спят киты.
D#dim D7D#dim  D7 Gm     C7       F
И  побитая  собака  улеглась под сонный куст.
D#                Dm           A7         Dm     A7
И собаке снятся знаки зодиака, сладковатые на вкус.
      Dm    D7     Gm     E7     Dm   A7    Dm
Тара-рам погаснет рампа, гаснет лампа  у ворот.
         Dm     D7      Gm      E7    Dm      A7     Dm
День проходит, ночь приходит, все проходит, все пройдет.
 D       D7     G      Gm      D       D7      G     Gm
Путь недлинный, не короткий. Посвист плетки, запах водки.
  D          Fm                 Em        A7
Кратковременный ночлег, скрипы сосен корабельных,
         D         Gm                Dm              A7
Всхлипы песен колыбельных - дальний берег, прошлый век...
И висит туман горячий на незрячих фонарях.
И поет певец  бродячий о далеких островах.
О мазуриках фартовых, о бухарской чайхане,
И о грузчиках портовых, и немного обо мне.
И о том, что кто-то бродит, ищет  счастья, не найдет.
И о том, что все проходит, все проходит, все пройдет.
День прошел, у нас все тоже. Ночь прошла  - прошел прохожий.
Путник дальше захромал, смолк певец, ушла собака,
Только знаки зодиака, да дождинок бахрома...
Вверх

Колыбельная безумца

Спите, мои благородные предки,
         спите, мои полководцы, мои короли.
 Скройтесь во мраке своих каменистых столетий,
  своих незапамятных темных веков.
 Мирно покойтесь -
  вы все уже совершили, вы сделали больше, чем можно,
   поэтому ваши свершения неоценимы и нету вам равных -
    можете спать.
 Пусть отдыхают
  также вернейшие воины ваши, соавторы ваших побед.
 Пусть себе дремлют тяжелые всадники,
  лучники, бомбометатели и трубачи.
 Пусть почивают и прочие -
  то есть погонщики разной полезной скотины,
   и слуги, кормившие ваших собак,
    и сами собаки, и все их мохнатые дети.
 Я же, покуда вы спите,
  подвергну сомнению древние книги, воспевшие вас.
 Следом за тем я подвергну сомнению
  подвиги ваши и важность любого из них.
 После чего, разумеется,
  я и самих вас подвергну сомнению,
   а заодно уж, конечно, и воинов ваших,
    и даже ни в чем не повинных слуг и собак.
 И, наконец, я подвергну сомненью
  сомненье свое и себя самого вместе с ним...
 Спите, мои дорогие. Когда вы проснетесь, увидите,
  все уже будет не так...
Tablature:
Chords:
A                        Am6
e|0-----------0-----------|2-----------2-----------|
b|----2----2------2----2--|---1-----1------1----1--|
g|--2------2----2------2--|--2------2----2------2--|
d|------------------------|------------------------|
a|0-----------0-----------|0-----------0-----------|
e|------0-----------0-----|------0-----------0-----|
  A                        Am6
e|0-----------0-----------|2-----------2-----------|
b|----2----2------2----2--|---1-----1------1----1--|
g|--2------2----2------2--|--2------2----2------2--|
d|------------------------|------------------------|
a|0-----------0-----------|0-----------0-----------|
e|------0-----------0-----|------0-----------0-----|
Spite              predki, spite            moi koro-
Voice: e c#c#c#c#c#c#c#c#c# c#  e c c c c c c c c c c c
  A                        Am6
e|0-----------0-----------|2-----------2-----------|
b|----2----2------2----2--|---1-----1------1----1--|
g|--2------2----2------2--|--2------2----2------2--| (1)
d|------------------------|------------------------|
a|0-----------0-----------|0-----------0-----------|
e|------0-----------0-----|------0-----------0-----|
  -li.
  h
  Em
e|3--------3--------2----0|------------------------|
b|----0----0-----0-----0--|0-----------------------|
g|--0------------0-----0--|---3--4-----------------|
d|------------------------|---------4--5-----------|
a|------2-----------2-----|---------------6--7-----|
e|0-----------0-----------|0--------------------7--|
Skrojtes"                                 temnyx ve-
  g e e e e e e e e e e e  d#c c c c c c c c c c c
  C                        Adim
e|0-----------0-----------|2-----------5-----------|
b|----1----1------1----1--|----1----1------4----4--|
g|--0------0----0------0--|--2------2----5------5--|
d|------------------------|1-----------4-----------|
a|3-----------3-----------|------0-----------0-----|
e|------3-----------3-----|------------------------|
-kov.
  h
  Em          Em/C         Em6         Em7   Em+7
e|7-----------------------|------------------------|
b|----0----0--1--------1--|2--------2--3-----4-----|
g|--0------0------0----0--|----0----0--0-----0-----|
d|--------------2------2--|--2------2-----2-----2--|
a|------------------------|------2-----------2-----|
e|0-----0-----0-----0-----|0-----------0-----------|
Mirno                                       mozhno, po-
  c c c c c c c  c  c c c  h h h h h h h h h h h h
  Am                       Em          Em6
e|0-----------0-----------|------------------------|
b|----1----1------1----1--|0--------0--2--------2--|
g|--2------2----2------2--|----0----0------0----0--|
d|------------------------|--2-----------2---------|
a|0-----------0-----------|------2-----------2-----|
e|------0-----------0-----|0-----------0-----------|
  etomu                                     mozhete
  d d d d d d d d d d d d  d d d d d d d  d  d d d
  G                        Dm
e|------------3--------3--|1-----------1-----1-----|
b|3--------3------3----3--|----3-------3-----0-----|
g|----4---------4---------|--2------2--2-----2-----|
d|--5---------------------|0-----------------------|
a|------5-----------5-----|------0-----0-----0-----|
e|3-----------3-----------|------------------------|
spat'
  c
  Am    h/o
e|---------1-----------0--|
b|1-----01----1--------1--|
g|---2--------2--------2--|   ----> (1)
d|------------------------|
a|0-----------0-----------|
e|------0-----------0-----|

Final:
Spite moi dorogie                            budet ne
  g e e e e e e e e e e e  d#c c c c c c c c c c c
  C                        Adim
e|0-----------0-----------|2-----------5-----------|
b|----1----1------1----1--|----1----1------4----4--|
g|--0------0----0------0--|--2------2----5------5--|
d|------------------------|1-----------4-----------|  (2)
a|3-----------3-----------|------0-----------0-----|
e|------3-----------3-----|------------------------|
 tak...
  h
  Em   h/o
e|7----67--6--7--2--3-----|------------------------|
b|---0-----------------4--|5-----------------------|
g|------------------------|---3--4-----------------|
d|------------------------|---------4--5-----------|
a|------------------------|---------------6--7-----|
e|0-----------------------|---------------------6--|
 A                        Am6                      Em
e|0-----------0-----------|2-----------2-----------|3---|
b|----2----2------2----2--|---1-----1------1----1--|0---|
g|--2------2----2------2--|--2------2----2------2--|0---|
d|------------------------|------------------------|2---|
a|0-----------0-----------|0-----------0-----------|2---|
e|------0-----------0-----|------0-----------0-----|0---|
Вверх

Кони в вагоне

 (A) A C#m6
И в штилях, и в штормах, и в тризнах, и в войнах
 Em F#
Все видится мне то ли явь, то ли сон,
 Hm E7 A F#m
Как будто загнали коней моих вольных
 Hm E7 A A7
Сначала в загон, а затем и в вагон.
 Dm G C Am
И медленно, с лязгом, под крики конвойных
 Dm Fm E7 A
Тяжелый состав начинает разгон.
Крылатые кони под грохот состава
Сложили прекрасные крылья свои.
Уснувшая стая вздыхает устало,
Под грохот состава летя в забытьи.
Плененные птицы, летучее стадо,
Крылатый табун - это годы мои.
Какие их прежде ласкали ладони!
А нынче засады в пути сторожат.
Не дремлют стрелки, только вольные кони
Не слышат, не видят, не ведают - спят.
Влачатся, влекутся в летящем вагоне,
И снится им, что они сами летят.
И кажется им, что не будет ни крови,
Ни грома, ни дыма, ни новой войны.
Ах, вольные кони из дальней любови!
Ах, быстрые птицы из давней весны!
Скачите, скачите... Стрелки наготове.
Летите, летите... Курки взведены...
Вверх

Кораблик

         Dm       Gm6   B7      A7     Dm
Кончался август, был туман, неслась галактика.
По речке плыл катамаран, кончалась практика.
D7         Gm        Gm6         Dm
А мы навстречу по реке шли на кораблике,
         Ddim      G    Gm    B  A7Dm
И рассуждали о грехе, и о гидравлике.
             F               D7               G
  Сердечный гам, словесный хлам, ни слова в простоте,
           Gm        A7            Dm        D7
  С катамарана люди нам кричали здравствуйте.
                Gm         Gm6         Dm
  Дай бог вам счастья или чуда, за скитания,
           Ddim        G Gm        B A7 Dm
  Но вы туда, а мы от туда, до свидани--я.
Добра пора, туман труха, вода мудра в реке.
А что мы смыслили в грехах, а что в гидравлике?
Да не словечка в простоте, моя прекрасная,
Какая чушь, зато хоть тема безопасная.
  Мы все поймем, мы обойдем, мы впредь условимся,
  Не то за старое начнем, не остановимся.
  Грехи - как камни из реки - сосет под ложечкой.
  Не отпускай мне все грехи, оставь немножечко.
Дал течь кораблик, стал тонуть, стоял и протекал.
Мы все спасались как-нибудь, кончалась практика.
Я ж отпустил синицу вновь, ловя журавлика,
Вот весь и грех, и вся любовь, и вся гидравлика...
  Зачем чего-то объяснять, давно все понято.
  И неудобно как-то ждать, когда прогонят-то
  Тони корабль, лети журавль, а мы, бескрылые.
  Сокрой, туман, катамаран. Прощайте, милые.
Вверх

Крым

         Am
Ой, ну право же провал у пилигримма -
        A7                    Dm
Ой, везде он побывал, кроме Крыма.
                               Am
Ой, пол-мира исходил, ой пол-света.
         H7                     E7
Как же Крым он пропустл, как же это?
Не пойму, но почему так жсе не просто,
Если хочется ему очень остро
От любви, тоски, долгов и погоста
На желанный дорогой полуостров!
         Am
Он всех женщин разлюбил и вестимо,
        A7                   Dm
Он все песни позабыл, кроме Кима.
                        B
Но по прежнему душа уязвима,
И по прежнему тропа мимо Крыма,
И по прежнему она мимо моря,
И по прежнему судьба мимо лета.
        Dm                    Am
Как же это по пути то в Крыматорий?
           H7                      E7
Как же в Крым не заглянуть? Как же это?
             Am    A     A7             Dm
Пр: О, Крым, Крым, Крым, что это такое?
                Hm
        Это полуостров такой, голубая волна,
 Голубая мечта, приголубит тебя, точно голубя,
 И полюбит тебя и погубит тебя любого.
 И снова ты над домом, над дымом, над Крымом
 Поднимишься вврех и вверху облака обласкают тебя.
Вверх

Крым-2

4/4     Dm         B  Dm          Gm         Dm Gm6 A7
Ни на чью не посягну честь, не точу ни на кого меч,
      Cm           G#Cm   D7       Gm         A7  Dm
Но одна мечта во мне есть, распрекрасная из всех мечт.
D7        Gm         D#   Gm   A7    Dm        B   F
День за днем она растет вширь, я ей раб и я же ей царь -
D7     Gm         A7  B  D7     Gm     A7    Dm
Это с виду только я хмырь, нагоняю на людей хмарь.
А на деле я хочу смочь, улететь из этих мест прочь,
И гляжу все время вдаль, вдаль, но отсюда не видать, жаль.
Улететь хочу, как в том сне, по веленью колдовских чар;
Самолет не подойдет мне,- мне воздушный подойдет шар.
А мне люди говорят: "Брось! Ну куда тебе на шар влезть,
Все ты как-то от других врозь, а ведь сам-то не бог весть,
                                                  кто есть.
Ты для нас,"- говорят,-" вообще ноль. Ишь, удумал про
                                                  чего петь!
На шарах летать - дурак что ль? На-ка вот тебе трамвай, едь!"
И несет меня трамвай вдаль, и грызет меня печаль - грусть,
Не туда, куда хочу - жаль! Ну так чтож, куда-нибудь, пусть!
Вы ж, мадам, не лейте слез здесь. Как-нибудь не пропаду там,
И вообще, я не умру весь, разве только от любви к вам.
Даже если расшибусь вдрызг, отыщу среди живых щель.
Распадусь на миллион брызг,- хоть одна, да попадет в цель.
И летит трамвай во весь пар, и пускай летит, и черт с ним,
А я все также помню свой шар и по-прежнему хочу в Крым.
Вверх

К сороконожке

 Eb7 D7
Я сделал графики упадка царств, особенно восточных.
 Eb7 D7
Томов пятьсот пророческого толка изучил. Взболтал источник
 Eb7 D7
смысла, как земного, так и внеземного.
 Eb7 D7
И в результате сих учяных штудий получил одно лишь слово.
 Gm Eb Cm D7 (bis)
Гибель! Всем-всем-всем. Ребус рун, шифр майя
 Cm Eb
хлещут радиоволною вдаль и вверх
 Gm D7 Cm G
безумных литер фейерверк над чернотой вздымая...
 Gm Cm
Сороконожка резвая, поверь алхимику, беги в леса,
 Gm
навстречу вечной музыке, для вечной радости, на вечный срок.
 Dm A7 D D7
Не для того ль даны тебе здоровье, грация, талант, краса?
 Eb7 D7
И едингот оригинального покроя?
 Eb7 D7
И даже ангельский, быть может, голосок? А впрочем - что я!
Гибель! Всем-всем-всем. Доктор, где твой ножик?
Плут с букашкой суесловит зря.
Чижик резвую изловит, несмотря на все сорок ножек.
Была б она хотя бы стрекозой, могла бы улететь домой,
с материка на остров, где хотя бы вся-таки не так черно.
Где нет ни чижика, который клюнет, ибо от рожденья злой,
ни муравья, который рявкнет, что, мол, скачешь?
Законов общих знать не хочешь? Ничего, зимой поплачешь.
Гибель! Всем-всем-всем. Остров есть часть суши.
Сверху - певчих дирижаблей хор,
снизу - гончей субмарины жабий взор. Холодные уши.
Я нахожусь на карте полушарий, ровно посреди, как столп.
Сориентирован на север, этакое статус-кво.
Ни в океанских масс перемещенья, ни в передвиженья толп
не вовлечян. И, кроме призраков архивных
на стороне моей, как прежде, никого. Держись, алхимик!
Слева - сто лет мглы. Справа - Сан-Франциско.
Север - в северном сиянье, юг - в дымах.
Какой размах! Как близко...
Гибель! Навек и напрочь.
Друг мой! Мой меньший брат! На карнавале
прыгая через горящий обруч,
услышишь ли меня? Едва ли.
Вверх

Люди сухопутья

     Am             G       E7                  Am
А в море плавают медузы, кораблик борется с волнами.
     C                   G
На край земли везет он грузы,
  E7                            Am
чтоб на краю земли невзгод не знали.
   C        F      C          G
Луной по океану серебряные прутья,
     C         G
Не спится капитану,
   Dm ^a^d^e^f               Am
А мы, мы люди сухопутья.
Уйти труднее, чем остаться, сломаться - легче, чем согнуться.
Забыть - труднее, чем остаться,
а сгинуть - проще, чем вернуться.
О как она заплачет, к тебе прижавшись грудью.
Дай бог тебе удачи, а мы - мы люди сухопутья.
А здесь молиться должен кто-то, чтоб выжил ты и в буре спасся.
Пусть вы морские Дон-Кихоты, а мы тогда земные Санчо Пансы.
И пусть несет вам случай удачу или горе,
Мы ждать умеем лучше, чем те, кто плавает по морю.
У-...
    C                    G        C               G
Ты сам судьбы своей не знаешь, зачем ты обрываешь узы,
   C                 G
Зачем ты в море уплываешь?
   Dm                        Am
Затем, что в море плавают медузы...
Чтоб слезы в душу капали уйду в далекий путь я.
Плыви себе кораблик, а мы - мы люди сухопутья!
Вверх

Май

 (бас eef#g#)
 Am Gm
Ах, я точно тополь рос и был неказист и прост,
 Fm A7 Dm
Клонился от бурь и гроз, в ветрах шелестел.
 Am E F Dm
Порою желтел, линял, но снова листву менял,
 B Am E Am
И ливень, омыв меня, на кроне моей блестел.
 C F Dm B D7 Gm
И образы чистых дум сквозь мой многолистный шум
 Gm6 A7 B Gm A7 Dm
Мне май напевал и цвел, лаская мой крепкий ствол.
 B D7 Gm Dm
Шли годы, дожди лились... И я все тянулся ввысь.
 Eb Dm A7 Dm
И, словно в тяжелом сне, мой мир открывался мне.
Пока я не встал над ним, он виделся мне цветным.
Он плыл и мерцал, как дым, имел аромат.
Но глянув из высших сфер, узнал я, что мир мой сер,
Что он и не мир, а сквер, и беден его наряд.
Вдали, погружен во мрак, угрюмый зиял овраг.
За ним невысокий склон, на нем одинокий клен...
Затем наступал предел, мой взор уставал, слабел,
И образы мрачных дум все чаще мне шли на ум.
Я их, точно в ночь листву, швырял одиночеству.
И сыпалось прочь, сквозь тьму, смятенье мое.
И, словно тоска сама, протяжно звенела тьма,
И слышалась в ней зима, и все холода ее.
Должно быть, забавы для меня родила Земля
И, корни зажав в горсти, велела расти, расти...
И я, точно тополь, рос, высоко главу вознес,
А видел лишь мох, мох, мох...
И медленно сох, сох, сох...
Вверх

Маленькая хозяйка

 Em Am Em
Никто из нас не знал надежнее лазейки
 Am6 Em H7 Em
Из царства холодов в республику тепла:
 H7 Em Am Em
Мы собирались все у маленькой хозяйки,
 Am6 Em H7 Em
Она была всегда мила и весела.
 D7 Gm Cm D7
И в долгий летний день и в зимний день короткий
 Gm A7 Eb D7
Неведомо за что сьедали нас дела:
 Gm Gm6 Cm Gm
Но вечером мы все у маленькой красотки
 Cm Gm  D7 Gm
Сходились, и она всегда была мила.
Сходились голоса, сплетались интересы,
Не портила бесед ни ссора, ни вражда.
И все мы вновь и вновь у маленькой принцессы
Встречались, и она... она была всегда.
Ее любили все - чем дальше, тем сильнее.
Никто не знал, когда все это началось, -
Чем лучше было нам, когда мы были с нею,
Тем хуже было нам, когда мы были врозь.
И приближался крах веселой нашей шайки
Поскольку где любовь - там ревность и раздор.
До некоторых пор у маленькой хозяйки
Не видывали ссор, но с некоторых пор -
Мы, перья распустив, вытягивали шеи,
Сверкая в полутьме огнем ревнивых глаз.
Чем дальше, тем острей, чем дольше, тем сильнее
Претензии росли у каждого из нас.
И так за часом час - никак не разберемся,
И каждый, наконец, решил себе тогда,
Что надо уходить, не то передеремся,
И вот мы разошлись - обратно в холода.
А милый наш кумир, прелестная игрушка,
Стояла у окна, глядела нам вослед.
Она любила всех, ей было очень грустно,
Не менее, чем нам. Но, может быть, и нет...
Вверх

Менуэт

На берегу, что прян и цветист, как сад,
У голубого края большой воды, I
В той стороне, откуда назад
        Ничьи не ведут следы, -

бас: A G F# E (Em)

Радужный блеск висит в водяной пыли,
Словно ковгр волшебный - не шит, не ткан,
А за ковром, на мысе вдали
        Негрозно дымит вулкан...

бас: A G F# G
       G
Там никому ничто никогда
            Em
        Уже не пойдет во вред.
       G
Есть ли там время? Может и да,
            Em
        Но лучше считать, что нет.
Именно там научишься ты молчать,
Там отворишь ты слух и сомкнгшь уста,
Там, наконец, ты станешь опять
        Свежа, молода, чиста.
Лишь замолчав, уверуешь в то, что звук,
Сущий в тебе, прекрасен, правдив и нов,
И, как струна без помощи рук,
        Сумеешь ты петь без слов.
Там, на пространстве, где полюса
        Не знают земной версты,
Дивный канон ведут голоса
        Таких же теней, как ты.
Тот Дирижгр, чья воля равна судьбе,
Где-нибудь меж невидимых арф и домр
Не отведет ли место тебе,
        Не будет ли он так добр?
Но уж тогда звучи, не ища сурдин,
Вся утони в мелодии, как в любви,
Всхлипывай - если ты клавесин,
        А если орган - реви.
Так ли все выйдет? Может и нет,
        Но лучше считать, что да.
Влейся в канон, врасти в менуэт -
        И в нем пребывай всегда.
На берегу, что прян и цветист, как сад,
У голубого края большой воды -
Слушай лишь тот единственный лад,
        Цени только те плоды.
Не возвращайся даже ко мне, ко мне.
Не приходи ни мгртвою, ни живой.
Даже с тобою наедине
        Я буду теперь не твой.
О, потерпи, разрыв не велик,
        Вернгтся звено к звену;
Скоро и я утрачу язык
        И тоже уста сомкну -
У голубого края большой воды...
I: бас - 6ая струна E
        (Em) | h c h d c h |
             | g a g h a g | (2, 3 струны)
II: | (h) h g  g
    | (g) g f# e   (3, 4 струны)  Am
Вверх

Мое королевство I

C#m A C#m Gdim C#m C#7
 C#m F#m
По осенним годам тяжела тишина,
 D C#m C#7
Словно кто-то вот-вот постучится.
 C#m F#m
И пускай уж зима, если будет весна.
 Am6 E
А не дай Бог, весны не случится!
     C#7 F#m
    И уже не спасают ни дом ни очаг,
     D F#m
    Не влекут корабли и вагоны.
     C#m G#7 A
    И то слева, то справа на штатских плечах
     C#7 F#m
    Проступают погоны.
 D F#m
Впереди темнота, позади ничего.
 C#m G#7
И горит человек в беспокойстве.
 A Am6 E
И гудят беспокойные мысли его
 G#7 C#m
Об ином социальном устройстве.
Он прочел, разбирая санскрит и латынь,
О властителях вольных и диких.
Он, скитаясь, бродил по обломкам святынь,
По руинам империй великих.
    Меж времен и плеиен он искал без конца
    Вариант идеального строя.
    Но нигде не нашел для себя образца
    И не встретил покоя.
И теперь в захолустье, в трущобе, в дыре,
Отыскав подходящее место,
Совершенно один, на пустом пустыре,
Он возводит свое королевство.
Терпеливо, ценою большого труда,
Он рисует проекты м карты.
Он один воздвигает свои города
И свои водружает штандарты.
    И, шагая под знаменем скорбной любви,
    Он навек упраздняет погоны.
    Как январь белоснежны его корабли
    И прекрасны законы.
И, хотя он не скрыт от порочной среды
И от мрака жестоких наследий,
Если грянет беда, то причиной беды

 F#m C#m
Будет только коварство соседей.
 D F#m
Он один, беззащитен, высок, умудрен,
 C#m G#7
Мастерит, укрепляет и лепит.
 A Am6 E
А потом отрешенно восходит на трон...
 G#7 C#m
И в душе его трепет.

A C#m Gdim C#m A C#m Gdim C#m
Вверх

Мое королевство II

 Cm
О Боже, благодарствуй! Я в царствии твоем
 C7
Свое построил царство и ныне правлю в нем.
 Fm6 Cm
Хрупка моя обитель, заботы круглый год.
 G7 Ab Fm
Я сам себе правитель. Я сам себе народ.
Согласно вечных правил - почет со всех сторон.
Я сам себя поздравил, когда взошел на трон.
Я все награды роздал, я все чины раздал.
Я сам все это создал, я сам это все создал.
Хожу к себе с докладом, воззвания пишу,
Командую парадом и знаменем машу.
О, сладость произвола! О, вольных дух казарм!
Я сам себе крамола, я сам себе жандарм.
Что хочешь, растолкую, решу любой вопрос.
Одной рукой бунтую, другой пишу донос.
Стою, как есть, единый на плахе бытия.
Единый подсудимый, единый судия.
Когда же опускаю топор что было сил,
Прекрасно понимаю, что сам себя казнил.
Во имя государства глава моя легла.
О Боже, благодарствуй за все твои дела!..
Вверх

Мой гордый дух под звездным кровом

 Dm Gm Dm Gm
Мой гордый дух под звездным кровом,
 D Ebdim G6-A7
Стерпя всю силу чар твоих,
 F#m D7 Gm Dm
Не устоит пред добрым словом,
 Eb A7 Dm C7
Но ты не знаешь слов таких.
 F Ddim D H7
Они одни владеют мною,
 Am H7 C-A7
Им внемлю больше, чем себе,
 Em C Em Hm
Едва заслышав их порою,
 A E7 A7
Я забываю о судьбе.

И верю я, что боль остынет,
Замрет в пучине вечных вод,
Волной грядущего нахлынет,
Мосты минувшего зальет.
И тяжкий вздох забытой грусти
Томить не станет больше грудь,
Сожмет порою, но отпустит,
Отпустит же когда-нибудь.
Пойду, как шел, слагая слоги,
Пускай кругом туман и мгла,
Но светлый луч в конце дороги
Коснется моего чела.
И люди там под солнцем новым
За все, что сделаю для них,
Меня помянут добрым словом.
А ты не знаешь слов таких.
Вверх

Мчись над волной, смелый

 Em  C  H7  Em
Мчись над волной, смелый,
 Em  E7 G#0 Am
Парусник мой белый.
 D#0 Em
Над головой шалой
 C   A  H7
Светится Марс алый.
 Em  C  H7  Em
Лево руля, Ларсон!
 E   E7 G#0 Am
Может быть, я с Марса.
 D#0 Em
Может быть, я пришлый
 C   A  H7
И на Земле лишний.
 Em/E  H7/F#  Em/G  H7/F#
Может быть, я - вечный.
 E   E7 Am
Может, мой путь - Млечный.
 F
(И) мне на пути этом
 H7  E/E  E/D
Краю-конца нету.
 Am/C  E7/D  Am/E  E7/D
Остров ли там, мыс ли?
 A7  Dm
Племя ль чужой крови?
 Dm6 Am F
Иль это тень мысли
 F#m Am
О дорогом крове?
 Dm  B   A7 Dm
Иль это мой облик,
 D7  F#0 Gm
Иль это мой отблеск
 Gm6 E0  Dm
В шуме ветвей древа,
 B   G   A7
В песне твоей, дева?..
 Dm  B   A7  Dm
Иль от тебя эта
 D7  F#0 Gm
Ночь меня прочь гонит,
 Gm6 E0  Dm
Иль в глубине где-то
 B   G
Чёрт водяной стонет,
Днища судам моет,
Всех на себе носит,
А по ночам воет:
Душу мою просит.
Я людям отдам сушу,
Я небо отдам богу,
Я чгрту отдам душу.
Их у меня много.
И, словно дурной признак,
Явится мой призрак
В шуме ветвей древа,
В песне твоей, дева.
Зря ты глаза прячешь,
Зря мне покой прочишь.
Знаю, о чгм плачешь -
Сердце забрать хочешь.
Ну что ж, запирай дверцы.
Но помни, ведь я с Марса.
Что ж, забирай сердце,
Их у меня - масса.
И каждое мне мило.
И в каждом из них - сила,
И знамя моей воли,
И пламя моей боли.
Но это не мой облик,
Это лишь мой отблеск
В шуме ветвей древа,
В песне твоей, дева...
Вверх

На всей земле I

 Am6 F7 B E7 Am E7
Без цели, без дорог, сквозь сумерки Земли
 C C#dim Dm F7 Am E7
Ведет нас скорбный Бог, весь бледный от любви.
 C#dim Edim Gdim Edim C#dim Dm
Наш путь лежит во мгле и тянется в туман.
 Em E7
Он вьется по холмам, петляет тут и там...
 Am Em
А между тем - на всей Земле, на всей Земле
 C7 H7 Em
Не хватит места нам.
     E7
Но где-то за холмом - разгадка тайн Земли,
Как птица, бьет крылом в сияньи и в пыли.
И блещет на крыле то слава, то смола,
То пламя, то зола ссыпается с крыла...
А между тем - на всей Земле, на всей Земле
Не будет нам тепла.
И каждый поворот мы помним до седин.
И тяжкий мрак болот, и гордый блеск вершин,
И спящий на заре в долине темный храм,
И нечто в глубине таящееся там...
А между тем - на всей Земле, на всей Земле
Не выйдет счастья нам.
Вверх

На всей земле II (Во мгле)

Am                   B                 Am
В ночи моргали огоньки, и двигались вагоны
                E
(во мгле, во мгле)
                  Fm                C
И тепловозные гудки кричали, как вороны
             A7
(на всей Земле)
Dm                    Fm                     C
И свет в вагоне был убог, и слаб и желт, и бледен
                Dm           Am
(мерцал сквозь дым, казался сном)
                     C                 A7Dm
И я никак, никак не мог понять куда мы едем
         Am         F7E7
(куда летим, зачем живем)
И был мучителен вопрос, и не было решенья
(в ночи, в снегу),
И только мерный стук колес обозначал движенье
(через пургу).
Итак, мы двигались во мрак, не зная, чем заплатим
(за этот бег, за этот снег),
И весь вагон не мог никак понять куда мы катим
(не то на миг, не то на век).
Казалось нам, что этот путь нас на погибель тянет
(в ночи, во сне),
И что до цели дотянуть нам силы не достанет,
(тебе и мне).
И в час когда ночной зенит для цели распахнется
(и вспыхнет свет на всей земле),
Нежданный ворон прокричит, и наша жизнь прервется
(как птичий след, во мгле, во мгле).
У наш мучительный вопрос забудется навечно
(наверняка).
И только мерный стук колес продлится бесконечно,
(через века),
Он разлетится во всю прыть, на новый берег ляжет
(но не умрет, не отзвучит),
Под новым небом станет жить, и все о нас расскажет
(и не соврет, и не смолчит).
О нашей тягостной возне титанов и пигмеев
(во мгле, во мгле),
О вечной склоке и резне титанов и плебеев
(на всей Земле),
О нашем счете на рубли всех радостей на свете
(он не смолчит, он прокричит),
О нашей медленной любви, и нашей быстрой смерти...
Вверх

На зимней авеню

  Am                    Em
Далек небесный суд, но близок суд земной.
     Am                      Gm
Он свой пристрастный кнут заносит задо мной.
      Cm       D7      Gm       Dm
Грустны мои дела. Но что я изменю?
  D#           Dm    A7        D7
Уже повисла мгла на зимней авеню.
   Gm                   Hm
И зыбкий дымный смог течет по небесам,
     Gm            Dm
Как липкий сок по выцветшим усам.
    Am         E7    F        Dm
И бьется о причал морозная вода,
    B             Am           F          E7
И бьется в ней печаль, как в слове "никогда".
А вджунглях злачных недр, в дыму азартных игр,
Крупье - поджарый негр - сопиит, как старый тигр.
И теплуй желты франк, похожий на зерно,
Седой столичный франт бросает на "зеро"...
Не случай, не сюжет - фрагмент тмимрской возни.
А все же, глянешь вслед - красиво, черт возьми!
Летит монетка вдаль, звенит, как гонг суда,
И вновь слышна печаль, как   в слове "никогда".
Высок небесный суд. Но близок суд земной.
И вновь присяжный шут глумится надо мной:
"Оставьте ваш пронооонс, покиньте ваш Парнас,
Забудьте ваш прогноз, все это не про нас.
Фантазий ваша прыть ни к черту не годна.
Извольте объяснить, причем тут "никогда"!
Пускай не месть, не лесть, но что-то в этом есть?
- Конечно, ваша честь, бесспорно, ваша честь...
Но осимвол высших правд поставлен на "зеро".
Уже зезжий франт оставил казино.
Уймите вашшу стать, умерьте вашу спесь.
Вот-вот начнет светать, мы можем не успеть.
Последний ровно в шесть закроется кабак.
Спешите, ваша честь! Снимите ваш колпак!
На зимней авеню, средь сумрака и льда,
Я сам вам объясню, что значит "никогда"...
Вверх

Настасья

 Dm Dm6
Как тебя он лупит!
 Dm Gm6
Как тебя он бьгт!
 A7
Как тебя он любит!
 Dm A
Упаси, Господь.
 Dm  Dm6
Ты ему рогами
 Cm  D7 Gm
Украшаешь лоб,
 Gm6 Dm6
Он тебя ногами
 A7  Dm
Спихивает в гроб.
        Cm  D7 Gm
        Не горюй, Настасья!
         Gm6 Dm
        Он на то и муж.
         Gm6 Dm
        Я у тебя - для счастья,
         A7  Dm
        Муж - для прочих нужд.
Он тебя изгладит
За вчера и впрок,
Он тебя наладит
Вдоль и попергк.
А когда устанет
Крыльями махать,
Он тебя оставит,
Пойдет отдыхать.
        Отдохнгт широко,
        Попадет в Кресты,
        Погоди немного,
        Отдохнгшь и ты.
Драки и побои -
Это все семья.
А на остальное
Существую я.
Я приду с приветом,
Прокрадусь тайком,
Расскажу об этом,
Расскажу о том.
        Согрешу - согрею
        Пламенем души,
        А коль не сумею -
        Сердце не держи.
Счастье быстротечно.
Горе навсегда.
Муж у тебя - навечно,
Я - на иногда.
Как тебя он губит!
Долго ль до беды?
Как тебя он любит!
Бог не приведи.
        Не горюй, Настасья!
        Он на то и муж.
        Я у тебя - для счастья,
        Муж - для прочих нужд.
Вверх

Неандерталочка моя

D
Ах, почему, господа, не родился я тогда
                                           Em
В те года, в те когда на земле в пещерный век
               F#7                 Hm
Процветал и гулял первобытный человек
Там был бы я как герой о друзья,
Жил в пещере под скалой схоронясь от зверья
И была бы там со мной под звездой золотой
Неандерталочка моя
        D           Em    F#7            Hm    A7

Ребята там ящеры летают, там троглодиты воют, лают
 D             Em       F#7                    Hm
Там мамонты гуляют, и главное, там нет моей жены.
 Em               Hm     F#7                Hm
Там дышится просторно, там спится без снотворных,
 Hm               Em       F#7         Hm
Там звезды в небе черном светят с высоты.
Ах, почему, господа, не родился я тогда
В те года, в те когда открывали берега,
В те века корабли смело шли на край земли.
Там был бы я капитан магеллан,
Я б о скалы разбивал капитал бытия
И была бы там со мной под звездой золотой
Флибустьерочка моя...
   Ребята, там караваны, шлюпки, там капитаны - трубки,
   Там рестораны - кубки, рубки, а главное, там нет моей жены
   Там дышится просторно, там спится без снотворных,
   Там звезды в небе черном светят с высоты.
Ах, почему, господа, не родился я тогда
В те года, в те когда ветром сдуло города,
Посреди тишины, после ядерной войны.
Там был бы я господин, и один
По просторам бы бродил, пустоту бороздил
А со мною никого, никого, никого, но это тоже ничего.
   Ребята, там - тихие долины, там улицы пустынны. Ой - ой
   Там голые руины, но главное там нет моей жены.
   Там дышится просторно, там спится без снотворных,
   Там звезды в небе черном светят с высоты.
Вверх

Ничему не поверю, ничем не прельщусь

 D
Ничему не поверю, ничем не прельщусь,
 Hm
Кроме этого звонкого чуда.
 Em Em/D
Эта музыка с дымом летит к облакам,
 Em6/C# A7
Перелетных лишая обзора.
 Am H7
Эти звуки победно парят в вышине
 Em
И бравурно слетают оттуда,
 Gm D
По пути разрывая небесную ткань
 F#7 Hm
И рождая моря и озера.
 Gm Dm Gm Dm
Дай мне руку... я чую долекую флейту
 Gm D
И знаю, кого призывает она.
Уж не эта ли сладкая влажная даль,
Не она ли одна, не затем ли
От занятий моих отнимала меня,
Вырывала меня из объятий,
чтобы плыть во всю прыть, во всю мочь, на всю ночь,
Открывая все новые земли?..
А когда исчерпаются сиды мои,
Отчего бы и жизнь не отнять ей?
Нет спасенья, я сышу - мой час уже близок,
И слабое сердце готово к нему.
Не имеет пределов, не знает границ
Эта страстная властная лира,
Сопрягая мучительный голос низин
С перезвоном заоблачной тверди.
Словно тайные темные токи Земли,
Растворяясь в гармонии мира,
Создают эту боль, но не скорбь, этот сон,
Но не смерть, а движение к смерти.
Сквозь пространство я вижу магический отсвет
И чьи-то одежды у самой воды.
Осыпается берег, потоки шумят,
Голубеет туманная Лета,
Нависает над Летою дым бытия, -
До чего же он горек и лаком!
О, помилуй несчастное сердце мое,
Не кончайся, "Волшебная флейта"!
Сохрани этот звук, разомкни эту цепь,
Я еще своего не доплакал...
Дай мне руку... я все свои ветхие струны
И редкие книги оставлю тебе.
Вверх

Ой, да что ж это такое

 Dm Dm6
Ой, да что ж это такое
 E E7
Неумелое житье!
 A A7
Это горе вековое
 Dm Dm6
Не твое и не мое,
 A7 Dm Dm6
Это наше и не наше -
 E E7
Эта кража, этот срам.
 A A7
Ты - невыпитая чаша,
 Dm D7
То ли яд, то ли бальзам.
 Gm Gm6
Этим горестным союзом
 D7
Сбит порядок, смят уклад.
 G G7
То ли мы мешаем узам,
 Cm
То ли узы нам вредят.
То ли муж - дурак, сановник -
 Gm
Все же понял, что и как, -
 Am6
То ли я - чудак, любовник -
 D7 Gm
Слишком искренний чудак.
 Gm6 Dm Dm6
Ты не выдержишь - умрешь ты,
 Am
Дале некуда играть.
 A A7
Он ведь спросит: что, мол, врешь-то?
 Dm Dm6
И не сможешь ты соврать.
 Am E
А доносчик - паж из свиты -
 F Dm
Улыбнется, скажет лишь,
 Dm6 Am
Что враньем мы все покрыты,
 G E7 C E7 Am A7
Не соврешь - не совратишь.
Ни при чем тут, знаешь, узы,
Слишком мним их горький дым.
Это нам мешают музы,
Или мы мешаем им.
Чашу кто-нибудь пригубит,
В ней окажется вино.
Чудаков нигде не любят,
Дураков везде полно.
Будет все, как ты захочешь,
Будет тяжко - быть тому,
Но судьбу, что ты мне прочишь,
Я должно быть, не приму.
Ты останешься при муже,
Это каторга, пусть так,
Но чудак, ей-богу, хуже,
Много хуже, чем дурак.
Шлейф подымут и разгладят,
Слезы вытрут, грех скостят,
Музу накрепко отвадят,
Узы заново срастят.
И, ступая этой твердью,
Расцветет судьба твоя.
А умрешь ты странной смертью.
В тот же час, когда и я.

 ( E7 Am A Dm H7 E E7 Am )
Вверх

Опилки

                               Если я чешу в затылке - не беда!
                               В голове моей опилки, да-да-да!

Gm D7 Gm
Ведь вот как жизнь у нас идет, ведь вот как!
Gm G Cm
Все так же по утрам гудит затылок.
Gm
Не убывает в магазинах водка,
G Cm
Соотносясь с ресурсами опилок.
Ab Cm D7
Наверно, постарались, слава Богу!
G7 Cm
В охотку попилили-порубали.
Gm
И, слава Богу, хоть опилок много,
G7 Cm
Должно, немало дров поналомали.
Ab D7
Опилки есть, и жизнь не увядает.
Gm Cm
И водка бьет, как гейзер и клокочет.
Gm
И всяк, кто хочет ею обладает,
Ab G7 Cm
И всяк, кто хочет, выпьет, сколько хочет.
Cm D7
А кто ж не хочет? Каждый, вне сомненья,
G7 Cm
Возьмет себе все то же и все там же
Gm
Без всяких похорон и дней рожденья,
G7 Cm
А просто, чтоб не выдохлась, стоямши.
Ab Cm D7
Возьмет, и уничтожит, и забрезжит
Gm G7 Cm
Сияньем глаз во тьме осточертелой,
Gm
И с радости кого-нибудь порежет,
G7 Cm
И заберут его за это дело.
Ab Cm D7
Общественность осудит и остудит
G7 Cm
Его порывы, что не в меру пылки.
Gm
Дадут ему пилу. Он все забудет.
G7 Cm
И будет он производить опилки,
Ab D7
И водка в магазинах не убудет...
G7 Cm
Вверх

Острова

 Hm Em F#

 H Em
Сын мой!
 H Em
Никаких островов нет.
 Hm Em
Успокойся, не трать сил.
 Hm F# Hm F#
Это все моряки лгут.
 Hm A7 D D7
С моряков невелик спрос.
 G
Верь мне:
 C Eb G
ни один из моих слуг
 C Eb G
не встречал островов тех.
 H7 Em
Я допрашивал всех, сын.
 F# H7
Я пытался искать сам.
 Em
Семь дней
 Am Em
семь моих кораблей шли;
 Am D7 G C
семь точнейших морских карт
 E7 Am
я имел под рукою;
 F# H
семь ночей не смыкал глаз...
 E
Все зря!
 Em Hm
Сколько я ни глядел вдаль,
 Em Hm
горизонт был всегда чист,
 F# H
океан бал кругом пуст.
 F# Hm Em F#
Я вернулся ни с чем, сын.
 H etc.
Бог весть,
кто велел морякам лгать!
Вероятно в любой лжи
заключен потайной смысл...
Но они говорят вздор!
Сын мой,
моряки - это так, звук...
Корабли - чепуха, блажь...
Ибо некуда им плыть.
География - бред, сын.
Цепь волн
образует сплошной круг.
Одинок материк наш.
Острова - это счастье.
Никаких островов нет.
Семь дней
длится путь или семь лет -
либо вспять повернет он,
либо в зубы китам, тем,
на которых стоит мир...

Fdim

 Hm Hm/A
Подходи к океану не раньше чем
 E7/G# G
уяснишь наставленье мое. Подожди,
 Hm/F# D
пока станешь разумен и трезв. И тогда -
 Am H7
подходи к океану, без риска ослепнуть
 Em G7/F
при виде семи островов из легенды,
 Hm/F# G7
семи островов золотых... Моряки
 E7/G# B
говорят: их не больше, не меньше,
 Hm
но именно семь...
Вверх

О том и речь, что мгла и тишина...

О том и речь, что мгла и тишина речам не помеха.
Простор открыт, и можно толковать о нем бескорыстно.
Но паче слов, ясней, чм голоса, слышны в эту пору
Крыла богинь, резцы нетопырей, шаги пехотинцев...
         -Cm
Театры спят, молчит кинематограф, ночь беспредельна.
Мерцает Марс, м время, замерев, стоит изваяньем.
Такой порой, когда малейший миг и звук дивно долги, -
О том и речь, что нету ничему конца. И не будет.
         -Ebm
Бродячий цирк уныло пересек серту городскую
И едет прочь, вполголоса сквозь сон браня бездорожье.
Для колеса - верста равна версте, ему все едино:
Пески, селенья, горы, города, леса, водопады...
         -F#m
Ничто, ничто не сгинет без следа, никто не исчезнет.
Спустя века всех вычислит и воссоздаст реставратор.
Всему, всему отважный архивист вернет цвет и образ,
Дела учтет и лица восстановит все. Кроме наших.
          -Am
И циркачей, и праздных поселян спасет Мнемозина.
Из-под земли лопата извлечет дворцы, мавзолеи...
Одни лишь мы сольемся с тишиной и мглой. Мы - солдаты.
Нам все едино: горы, города, века... Мы шагаем.
Am F E
Am Cm Ab C7
Fm Cm Bm C7
Fm Cm Ab G
Вверх

О ты, не знающий сна

 Am  Dm
О ты, не знающий сна,
 Fm
Трибун, политик, борец!
 E7
Ты возмутитель сердец,
 Dm
Твоя задача сложна:
 Dm/H Am
Ты веришь в царство труда,
 Dm  Cm
В убийство ради добра;
 Fm  Cm
Ты в это верил вчера -
 E7 Am (пр.)
И должен верить всегда.
О ты, чья поступь слышна
Сквозь грохот стрел грозовых!
Ты мастер дел гробовых,
Твоя задача сложна:
Ты должен строить гробы
Для некой милой страны,
В которой люди равны, -
Поскольку все суть рабы.
 Am  Dm
О ты, достигший сполна
 Am
Верховной власти и благ!
 Em
Ты сам не ведаешь как
 Gm
Твоя задача сложна.
 Dm
Когда в монаршьей алчбе
 Am
Ты понукаешь толпой,
 E7
Я восхищаюсь тобой
 Fm
И ужасаюсь тебе.
 Fm6 Cm
О, покоритель держав
 Fm  Cm
И усмиритель племян!
 Fm  Cm
Ты несомненно умян
 E7  Am (пр.)
И совершенно неправ.
Хлопот не знаю лишь я,
Слагая всякую чушь.
Я нужд общественных чужд.
Проста задача моя:
Пока рассвет не расцвял,
Я должен - в поте лица -
Придумать новый глагол.
И повторять без конца.
Вверх

Очнулся утром весь в слезах.

 Dm
Очнулся утром весь в слезах. Лицо помыл. Таблетку съел.
Преобразился. Вышел вон. Таксомотором принебрег.
 Gm
Не потому, что денег мало. Вообще нипочему.
 Dm
Полез в метро. Там очень мрамор грандиозный. Интерьер
 Am
такой серьезный. К месту службы, в учрежденье, прискакал.
 A
Полдня работал. Притворялся молодым. Потом вспылил.
 Dm
Назвал директоршу селедкой. Был уволен навсегда.
В дверях споткнулся, рухнул наземь. Выжил, выздоровел. Встал,
 Gm
таблетку съел. Побрел в контору по соседству, в двух шагах.
 Dm
В отделе кадров поскандалил. На работу поступил.
 Am
Полдня старался, притворялся Бог весть чем. Потом ушел.
 A
Минут за двадцать до закрытья посетил универсам,
 Dm
купил в рассрочку холодильник небывалой белизны.
Домой приехал. Съел таблетку. Прослезился. Съел еще.
 Gm
Не помогло. Махнул рукой. Разделся, лег. Зевнул. Заснул.
 D7
 все - один. Один как перст, как сукин сын, как Шерлок Холмс!
 Gm
Известный сыщик, между прочим. Надо ж понимать.
    Dm
  Но мы не хочем.
      Fm
    Но мы не хочем.
 - Fm
Нас тут полно таких серьезных, целлюлозных, нефтяных,
религиозных, бесполезных, проникающих во все,
желеобразных, шаровидных, цвета кофе с молоком,
таксомоторных, ярко-черных, походящих на бамбук,
пятиконечных, крупноблочных, вьючных, изредка ручных,
широкошумных, островерхих, с легкой как бы хрипотцой,
немолодых, претенциозных, праздных, сделанных на глаз,
без чертежей, без оснований, без единого гвоздя,
ортодоксальных, щепетильных, радикальных как никто,
вооруженных, несомненных, конных, даже заводных,
демисезонных, осиянных, странных, чтобы не сказать -
катастрофических, бравурных, стопроцентных, от сохи,
морозостойких, быстроглазых, растворимых в кислоте,
громокипящих, иллюзорных, небывалой белизны,
кровопускательных, дробильных, бдительных до столбняка,
краеугольных, злополучных, всякий час хотящих есть,
  новозаветных, ситных, мятных, медных, золотых,
        Fm
     невероятных...
           Db
       невероятных...
            Fm
        невероятных...
Вверх

Панорама

D Dm Am F E
Первым номером будешь, скорей всего ты.
 Am
То есть некогда звонкий
кутила, разбойник и друг дорогой.
 A Dm B Am E
А теперь - незнакомец брадатый.
Ты зачем-то мне нужен -
 Am
как часть панорамы, пятно, силуэт,
без фамилии, в профиль -
 A Dm B A
ты вся же мне важен не меньше, чем номер второй.
Номером вторым побудет дама средних лет.
 D Dm Am
Не из разряда примадонн.
В прошлом аспирантка, полубарышня из этих,
 E F  Cm
знаешь, коих легион.
Кои вразумительно целуются и плачут,
 F Fm Cm
но почти не говорят.
Сызмальства готовятся в балет,
 G Ab G C E
но поступают на мехмат.
Третим номером, видимо, буду я сам.
То есть бывший герой,
мореплаватель, плотник и прочее.
Только не член никаких академий.
Без меня панораме не быть,
как не быть ей без многих ещя номеров,
различимых слабее, и даже не названных в этой связи.
Всех не нарисуешь, да и незачем, достаточно отметки на шкале.
Пепел подтверждает силу пламени, но пламя не нуждается в золе.
Живопись питается деталью, но моя задача - жертвуя мазком,
выиграть во времени. А время не нуждается ни в ком.
Не поверишь, но с той сумасшедшей поры,
когда вся ещя было другим,
сохранил я бутыль: сувенирный портвейн,
не поверишь - "Массандра"
Почему-то мне небезразличны зеляное это стекло и напиток внутри,
непроглядный, прости за банальность, как полночь в Крыму.
Видимо, при нынешнем меню,
в котором дяготь - обязательная снедь,
в новой топографии,
где каждый перекрясток приглашает умереть, -
те обломки прошлого,
что вовремя не сгнили и не преданы огню,
выглядят по-своемуторжественно. К чему я и клоню.
Давай, брат, умрям, но сперва воспарим,
 Am Dm Am E
как когда-то. Когда-то...
 Am Dm A
"Массандру" почням, пригласим аспирантку с мехмата. Кутням.
Стоит ли гадать, какими именно лучами озарит нас Божество?
Вся, что мы свершим и скажем,
будет - для Него. Но без оглядки на Него.
Вся, включая прихоти, ужимки и прыжки
к седьмому небу без шеста,
бедем мы проделывать единственно во славу Божества.
 Am
Но Божества не замечая.
Вверх

Песенка о молодости

 Hm H7 Em
Ой, чистое окно! За окном - воля.
 Em6 Hm F# G
Дом - не дом, а сказка, и чего тут толькл нет!
 H7 Em Hm
Даже добрый дух есть. Зовут - Коля.
 Em Hm F# H7
А хоть бы и Дима звали, не о нем сюжет.
 Em Am
Сюжет о том, как - молодой, непослушный -
 H7 Em
Парит вверху над домом кораблик воздушный.
 H7 Em Am
Не то инопланетный, не то обман зренья -
 H7 Em F#
Не дал объяснения пока никто.
 Hm G Em6
Но средь застолья или в трезвой памяти,
 F# G F#
Поодиночке, либо всем народом враз -
 Hm H7 Em Hm
Бывало, выглянем, а он, красавец, там летит, -
 Em6 Hm F# H7
И значит как бы все в порядке, с Новым годом вас!
 Em Am
Он порхает в вышине как бабочка,
 H7 C H7
И тридцать первого числа, и первого.
 Em E7 Am Em
А траектория его загадочна -
 Am6 Em H7 Em F#
Не то парабола, не то гипербола...
Краткий год подобен дню, день под стать блику.
Спросят: чем вы жили? И не вымолвишь в ответ,
Что мол, пили водку... ели клубнику...
А хоть бы и смородину, не о ней сюжет.
Сюжет о том, как - самой себе в радость -
Летела моя молодость, моя младость.
Махал крылом кораблик с небес и был светел...
Никто и не заметил, как он исчез.
А вместе с ним ушел сюжет из повести,
И строчки вьются вкривь, как традесканция.
А пишу я их, к примеру, в поезде,
И следующая станция - Франция...
Вы мне скажете, что это, мол, лирика,
И что кораблик тот в Кино все видели.
А все же мне бы на него, хоть изредка,
Поглядеть бы наяву, хоть издали.
Постучать бы в то окно, посвистать дико,
Вместо "гутен морген" кукарекнуть как петух:
Холодна ли водка? Сладка ль клубника?
Все ли добрый дух сильней недобрых двух?..
Не жду ответа, не ищу возврата.
Она затем и молодость, что крылата!
Чего не понял в двадцать, вдруг - поймешь в сорок.
Уж тут никто не зорок. Всяк близорук.
И потому-то я сижу теперь в поезде,
А незабвенный мотылек - кораблик мой -
По параболе несется Бог весть где.
И конца и края нет параболе той.
На честном слове или так, на отзвуке,
На первой буковке от слова честного,
Но летит он, кувыркаясь в воздухе,
По параболе Лобачевского...
Всяк был молодой. Да не всяк - старый.
Одного застолие влекло, другого - храм.
Кто бренчал монетой, а кто - гитарой:
Там-тарам-тарам-там-тарай... там-тарам-тарам...
   Em Hm F# Hm Em Hm F# Hm etc
Вверх

Песенка эмигранта

 Em Hm
Ах, платочек, ах тесьма...
 Em Hm
Пара строчек из письма
 Dm Dm6 E E7
И пристанище, покрытое туманом.
 Am E7
Ах, чужая сторона,
 Am Dm
Светлых дум похорона,
 Am E7 Am H7
Как ристалище, покрытое бурьяном.
Амулеты прошлых лет:
Василька засохший цвет,
Перья птички суетливой, осторожной...
Улетела насовсем
В край увядших хризантем.
Мне же был сто крат дороже подорожник.
Приучился рисковать
И рискую ревновать,
И, наверно, растрясу любовь на крошки.
Ничего не нужно мне,
Нужен только свет в окне.
Свет в окошке нужен мне, свет в окошке.
Только, видно, не дано.
И окно твое черно.
Ах, цветочек, пара строчек змигранта.
И по темным городам
Я скитаюсь тут и там,
Ни пристанища, ни бога, ни таланта.
Я забыл родной язык.
Я к чужим местам привык.
Даже старости не боюсь, даже смерти.
Нет окошка, нет огня.
Только мучает меня
Неоконченный рисунок на мольберте.
И дрожащий капандаш
Холст бепет на абордаж.
Тот же август, та же степь и подорожник.
Приучился рисковать.
И рискую рисовать.
Я художник, я пока еще художник.
... Напишу тебе письмо,
Отошлю платок с тесьмой,
Василек сухой и перышко трясогузки.
И картину допишу,
Но, наверно, согрешу
И возьму и подпишу ее по-русски...
Вверх

Песня о героях

 Am C B E
За суетность и тщетность наших лет пустынных,
 Am C B E
За то, что так томительно и так темно вних,
 F A F A7 Dm
Совсем бы не хотелось осудить невинных,
 B Am G7 C E
Когда б была возможность отыскать виновных.
На помощь к нам спешат иных времен агенты.
От медленного Тибра и могучей Трои
Над нами бесконечные летят легенды,
Пред нами незабвенные идут герои.
 Cm Ab Fm G
Их поступь тяжела от долгих лет скитаний,
 Cm Ab Fm G
В речах - благоуханье неземных соцветий,
 Ab C7 Ab Fm
Глаза таят следы пережитых страданий,
 Db Cm H7 E7
В них виден свет миров и слышен гул столетий.
На наш скалистый берег, перекинув трапы, --> Am
Спускаются они из невозможной дали,
Всем видом говоря, какие мы растяпы,
Они свершали подвиги, а мы моргали.
Но мы на них взираем в убежденье прочном, --> Cm
Что все их чудеса у нас давно в продаже.
И нам уже не нужен миф о страшном прошлом.
Все больше как-то хочется спросить - что дальше?
И мы всю ночь мечтаем, и поем с натугой, --> Am
Какой наступит рай, как только утро грянет.
Покуда воет вьюга, нам иночь подругой,
Но что мы будем петь, как только солнце встанет?
Заздравного вина иль погребальной хвои        --> Cm
Подарит нам судьба уже, быть может, скоро?
Об этом ничего не говорят герои,
А только все кивают и вздыхают скорбно.
Вверх

Песня рыбаков Флориды

 ( G -D7-G )  G G7
По нам - хоть реки вспять,
 C
На все нам начихать,
 G D7 G ( F#-G )
На вечный дух и на бренную плоть.
 G G7
Флорида нам не мать
 C
И даже не мачеха,
 G D7 G
Земля - не дом, президент - не Господь.
 G7 C C7
Разверзлись хляби в небе,
 G
И дождь чередит,
 A7 D7
А ветер снасти перепутал нам опять.
 G
Но спи спокойно, беби!
 C Cm
Вся жизнь впереди.
G D7 G ( F# G )
И непонятно, зачем горевать.
Все неудачи сплошь,
Мильон потов за грош,
Трудись, как хошь, а живешь ты - как рвань.
Но мы попьем пивка,
И станет жизнь легка,
Хоть здесь и пиво, разумеется, дрянь.
Ты, о насущном хлебе,
Мечта, уйди
За горизонт, за миражи и за морскую гладь.
Но спи спокойно, беби!
Вся жизнь впереди.
И непонятно, зачем горевать.
(F# - G - G# - A)
Мы рыбу ловим здесь,
У нас работа есть,
И слава Богу, смотри веселей.
Беда нас трогала,
Мы жили впроголодь,
Но все же многих других не хужей.
А в мире столько злости,
Аж леденеют кости!
Так подадим друг другу руки и - споем, споем!
А в море столько нефти -
Утопиться негде
И, слава Богу, еще поживем!
 A7
И зеленый рассвет обнажает зеленый
 D Dm
Мексиканский залив, и зеленый туман
 A F#
Застилает нам очи. И в утренний час
 Hm E
Мы, обнявшись, стоим, ни очем не жалея.
 A A7 Dm
С неба льется вода, и вода океана
 Am E
Пополняет дождем свой несметный запас.
 A A7
И мил нам этот жребий,
 Dm
И простор в груди.
 A A7 Dm
А сын проснется, подрастет и не оставит мать.
 A
Так спи спокойно, беби,
 D Dm
Вся жизнь впереди!
 A E7 A
И непонятно, зачем горевать.
Вверх

Песня среднего человека II

F#m Hm F#m C#7 F#m Hm Fm C#7 F#m E7

 A
Державный кесарь мечет и рвет,
Зовет незнамо куда.
 F#m
О, как трепещет его народ...
А нам-то что за беда!
 Hm
В тепле, вдали от свинцовых вьюг
 E7
Чужая боль не слышна.
 Em6
А если что - погляди вокруг,
 F#7
Вокруг такая весна!
 Hm D7
И как бы ни были льды тверды,
 C#7 D
Куда бы там все не шло,
 Hm6 F#m
Весна приходит и гонит льды,
 C#7 F#m
А все остальное - ничто.
 F# H E
Да, холод был, но вот теперь -
 Hm Em
Наступила оттепель.
 Hm F#m C#7 F#7
То-то и оно-то, братцы, то-то и оно.

 H Hm F#m C#7 F#m H Hm F#m C#7 F#m

А вот ученый - хитер как бес,
Глядит неизменно вдаль.
Ну что ж, понятно, ему - прогресс,
А нам-то что за печаль?
Зачем нам даль, ты подумй, друг,
Уж лучше вглубь или вширь.
А если что - погляди вокруг,
Вокруг такая Сибирь.
Вот я здесь прожил целую жизнь,
Ни в грош ее не ценя,
А все по-прежнему рвется ввысь
Одна половина меня.
А половина номер два -
Миловидна, но мертва.
То-то и оно-то, братцы, то-то и оно.
А вот художник - творит, поет,
Воздев перо или кисть.
Ну что ж, понятно, ему - почет,
А нам-то что за корысть?
А нам с тобой и без этих мук
Дойти б до светлого дня...
А если страшно глядеть вокруг,
Давай, гляди на меня!
Уж я, хоть в лоб меня, хоть в корму, -
Все счастлив, как идиот,
Хотя и кажется кое-кому,
Что это мне не идет.
Но часто ль вы, а часто ль вы -
Сами были счастливы?
То-то и оно-то, братцы, то-то и оно.
Вверх

Песня толпы

 C G C G
Мы строптивость расточали, мы права свои качали,
 C C7 Fm
Все слова пораскричали, получили черта с два!
 G C A7 Dm
И свиное наше рыло так же грязно, как и было.
 D7 G C
А кто чище - те и сила. Во главе стоит глава.
Высоко они взлетели и зовут к далекой цели.
И, быть может, в самом деле им оттуда все видать.
Вот и пусть шагают сами семимильными шагами.
Мы ж проводим их глазами и воскликнем - благодать!
 C7 F
Ну а так далеко - ни за что, никогда,
                   Fm C
                  ни за что, никогда не пойдем.
 A7 Dm
А не то, не дай Бог забредем не туда,
                   G F#dim Fdim C
                  и обратно пути не найдем!
Ваше дело нас возглавить, наше дело вас восславить,
И зачем тут что - то править, ставить на голову с ног?
Раз уж вы теперь в зените, то творите, что хотите,
Что хотите, говорите, но всему выходит срок.
И когда, в конечном счете, вы окажитесь в болоте
И в итоге обретете лишь потемки, а не свет,
И когда от планов громких образуются обломки,
Разьяренные потомки вас растопчут, а нас нет!
А мы так глубоко ни за что, никогда,
                 ни за что, никогда не падем!
Мы себя соблюдем при режиме любом,
                 а потом, если что, ни при чем!
Вверх

Под знаменем Фортуны

 Am Dm
Под знаменем Фортуны, до боли, до дрожи,
 B  E7  Am
Настраивал я струны, прости меня, Боже!
 A7 Gm A7 Dm
И пел в восторге диком о счастье великом.
 Dm6 Am E7 Am  E7
А счастье было сладко, но редко и кратко.
 Am
Отцвёл мой дальний берег давно и напрасно.
Звезда моих Америк взошла и погасла.
Поднявшись из долины почти до вершины,
Я двинулся обратно, зачем - непонятно.
 Hm
Капризные арены мой дар погубили,
Корыстные царевны мой жар потушили.
Одна на свете дама, и та - моя мама,
Меня любила просто, ни за что, ни про что.
 Hm
Смычок пришгл в негодность, струна истрепалась,
Моя былая гордость до дна исчерпалась.
Людей просить не смею, царей не имею,
Тебя просить негоже, и все же, о Боже!
 Cm
Пройдя любовь-измену от края до края,
Всему нашгл я цену. Цена небольшая.
Не дай мне, Боже, боле ни дрожи, ни боли,
Взамен всего такого - ты дай мне покоя.
 C#m
Пускай дымятся где-то и степи и горы.
Куда в мои-то лета мне эти просторы!
Пускай в иные страны текут океаны,
Зачем, зачем, Владыко, мне столько воды-то!
 Dm
Ручей, очаг и ложе - не больше, о Боже.
Избавь мой слабый гений от всяких учений.
Не нужно мне Сорбонны, но дай мне свободы!
И я, презрев лавины, дойду до вершины.
 Em
До горнего утгса, до высшего класса,
До главного вопроса, до смертного часа,
Когда в одеждах белых сквозь первые вьюги
На мой отцветший берег слетят твои слуги.

Поправьте пюпитры, закончен антракт
 D Em A7 D
Поправьте пюпитры, закончен антракт.
 (A7) D Em A7 D
Десятая цифра, двенадцатый такт.
 D7 Gm Gm6 D
Кивнемте друг другу, начнемте скорей.
 H7 Em A7 D
И чашу по кругу - так будет верней.
Налейте солисту за верхнее "соль".
Налейте альтисту за каждый бемоль.
Вина не жалейте, налейте басам,
И флейте налейте, хотя бы сто грамм.
Гобою, кларнету, тромбону, трубе.
Квинтету, квартету, и мне, и тебе.
И все же без спору всех больше, полней
Нальем дирижеру. Так будет верней.
За окнами вьюга, ни видно ни зги.
Но чаша по кругу свершает круги.
И каждый спокоен, и крепко стоит,
Как будто он воин, а рядом свои.
Хотя, кроме чаши, ты знаешь, мой друг,
Оружие наше - смычок да мундштук.
И все же без спору, чтоб было верней,
Нальем дирижеру, ему тяжелей.
Вверх

Посещение

 Dm B7 E7/G#
Не усердствуй, на этих тряхстах стелажах - в основном
 Gm A B Dm/A
криптограммы, лишь кое-когда - логарифм, палиндром...
 Dm Gm E7/G#
Но интимных посланий ты здесь не найдяшь ни строки.
 Dm E A Dm E A
Шлют в избытке, да мне сохранять не с руки.
 D7 Gm
Этой ширмы не трогай, за ней пусть не гибель, но риск:
 E7 Gm A7
там ютится - отнюдь не наложница, нет - василиск.
 Dm Gm E7/G#
Он не кормлен, но если бесшумно его миновать,
 Dm E A Dm
не проснятся. Полицию можешь не звать.
Эти с тонкой фигурной резьбой вертела-близнецы
суть антенны для ловли особых лучей и пыльцы,
но не больше. Не розги для дам, не ещя что невесть.
Успокойся, антенны на место привесь.
Прямо драма, насколько у страсти глаза велики.
Кстати, помни: в подполье как раз под тобой - ледники.
Вряд ли стоит, всем телом вращая, ломать реквизит.
Распалишься, намокнешь. Тебя просквозит.
- Em
Угловой же камин не расценивай как таковой:
в эту утварь вмонтирован мной типовой бытовой
генератор погодных сюрпризов... При чям тут постель?!
Не свирепствуй, ведь ты же не следователь.
Трижды в сутки - в одиннадцать, в семь пополудни и в три
на рассвете - я утвари сей говорю "говори",
и несятся циклон в Вавилон, ураган в Мичиган.
Жрец дельфийский в сравненьи со мной - мальчуган.
Если то, что в твоям называется "спать" словаре,
посещает одних еженощно, других - по поре,
то (не всех же к одним и другим причислять, господа!)
я из третих. Из тех, что не спят никогда.
Не вибрируй, дыши через раз, в остальном я вполне
зауряден. И что у других при себе, то при мне:
сердце справа, зеляная кровь, голова на винтах...
и довольно. Давай рассуждать о цетах.
Я люблю гиацинты. А ты?
Вверх

Про ненадетые браслеты

 Em Em6
Куда мне деться, Бога ради,
 C E7 Am
От недопетой сонатины?
 Em
Что впереди, покуда сзади -
 G D7 Am Em
Листы неконченной тетради
 G H7 Em
И недоснятые картины?..
 Am Em
Как синева на вздутых венах,
 E7 Am
Осела пыль на заголовках.
 Em
Не стало проку в манекенах,
 G D7 Am Em
И фотографии на стенах
 G H7Em
Все больше в черных окантовках...
О вы, друзья пережитые,
О, музыканты и поэты!
Вы уходили молодые,
Забыв, как гонщики шальные,
Про ненадетые браслеты.
Боязнь коснуться середины
Несла вас к гибельному краю.
А я разбит на половины,
И недоснятые картины,
Вас хороня, я отпеваю.
Дано судьбой мне это право -
Сооружать мемориалы.
Была вам слава, как забава,
А для меня она - отрава.
И вы - ушли, а мне - сначала.
Веду я ваши бригантины
В посмертный путь, в маршрут почета,
Сбираю силы воедино.
Но недоснятые картины
Со мной сведут однажды счеты.
Друзья мои, зачем согнали
Себя вы со свету так скоро?
Зачем вы рано умирали?
Зачем вы смертью попирали
Мажорный лад людского хора?
Мне ваша старость ломит спину,
Я вместо вас на этом свете
Ношу седины и морщины.
А недоснятые картины -
Как недорожденные дети.
И я у зыбкой колыбели
Родных и близких заменяю.
Мы вместе жили, вместе пели,
Но вы, великие, сгорели,
А я - бездарный - прозябаю...
Уйти б на берег васильковый,
Омыться б чистою волною!
Но черный ворон бестолковый,
Как смерти знак, как туз пиковый,
Уже маячит надо мною...
Вверх

Просьба

 Em
Не умирай в камышах на подвижном песке, развернувшись лицом

к заозерной норвежской деревне, откуда слышны
 D7
набирающий силу Борей да гудение ветхих
 Am
мельниц...
 Em Hm Em Hm Em
ни колокольных тебе, ни иных голосов.
 D7 Am
Пусть я опять удивлюсь, отряхнув с лепестка дождевой

 Em

  D7 Am Em
блеск на руины и яшмы осколок в залив уронив:
 H7 E9 A
почему повисают над камнем волшебные капли

и, не коснувшись волны, почему застывает над ней самоцвет?

C#m/E Abm6/Eb G B/D Am

Не исчезай между двух равнозначных полей, на гремящем ходу,
в безвоздушной томясь тесноте, не своею
охотой катясь по железной дороге
к югу...
якобы к югу - не важно, сезон не сезон, -
к якобы теплым стволам эвкалиптов... мой Бог! что за бедность!
Игры с магнитной стрелой... долгота, широта... Нужды нет,
хоть на белой Аляске твое пресеклось бы дыханье,
разве тотчас в Калифорнии желтой не вспомнил бы я о тебе?
Чудом, ошибкой - останься в живых, возвратясь наконец
в неизбежный, центральный, любимый тобой, ненавидимый мною
город...
девять предместий одно за другим миновав.
Пусть я застану тебя в мастерской, где глазами никаких
дел, кроме древней настенной тарелки... мой Бог! сколько тайн
мы на этой глазури недавно еще различали!
В трещинах мелких ее сколько раз ненароком читалась судьба...
Да, но теперь, по прошествии, может, какой-нибудь тысячи дней,
ненароком приблизившись, что мы на этой финифти
видим?
Что, приглядвшись, мы видим на ней? Ничего.
Вверх

Прощальная II

Eb0 = A0; D0 = F0
 A Eb0 A  | E7
Вчера, и сегодня, и завтра, и после, почти незаметно,
 A Eb0 Dm Dm6
Всегда неизменно, почти не начавшись, кончаются сроки.
 B D0  A7 | E7
Суда уплывают, почти не дождавшись попутного ветра.
 B E7(G#0)  Dm/A
В далекие дали они уплывают, почти не разведав
                               A7
                             счастливой дороги.
 D Dm Am
Они исчезают, становятся сказкой, становятся пылью.
 D Dm Am
Но долгое время мне видятся в дымке их белые крылья.
                * * *
Вчера, и сегодня, и завтра, и после, покуда живгтся,
До синего неба, до самого края, до цели заветной,
Всегда неизменно, куда - неизвестно, покуда плывгтся,
Плывите-плывите!.. А я вам желаю счастливой дороги,
                                   попутного ветра!
И пусть вас почаще обходят ненастья, и бури жалеют,
И пусть ваши крылья все выше взлетают, все ярче белеют.
                * * *
 A  F#m D  E7
Мы свиделись с вами в гостях у какого-то странного века,
 A  F#m Hm E7
И нынче меж нами обряды, обеты, законы, запреты...
 Dm Eb0 A  F#
Мы были чужими, мы стали друзьями... Попутного ветра!
 Hm E7  Dm
И пусть вас минуют жестокие штормы, подводные камни
                                 A7
                                и прочие беды!
Плывите-плывите, и пусть ничего не осталось в залоге.
Мы были друзьями, мы стали чужими... Счастливой дороги!
                * * *
И пусть разделяет нас время, и даже - различная вера.
Но где-то в тумане, в той дымке, где с небом сливается море,
Быть может, однажды, внезапно дождавшись попутного ветра,
По странным законам, по вечным законам, мы встретимся снова,
                                мы свидимся вскоре...
Мы встретимся с вами, мы были чужими, мы были друзьями...
                                Счастливой дороги!
Плывите-плывите, мы станем другими, мы встретимся с вами...
                                Попутного ветра!..
E|-*-|---|---|
B|---|---|-o-|
G|---|-*-|---|
D|---|---|---|   Dm6
A|---|-*-|---|
E|---|---|---|
Вверх

Пустые бочки вином наполню

 F7 Am
Пустые бочки вином наполню,
 B
Расправлю вширь паруса-холсты.
 Dm
Прости-прощай, ничего не помню,
 E7 Am
Рассвет настал, небеса чисты.
 C
Начну с рассвета, пойду к закату.
 Gm A7 Dm
Там, на закате уже весна.
 F F7 Am
Покуда плыть хорошо фрегату,
 E7 A7
Пирату жить хорошо весьма.
 Dm
Восток горячий хрустит поджаристо,
Где-то слышен металл.
 Am
Но ты, Мария, не плачь, пожалуйста,
 C C7
Час еще не настал.
 Fm C
Из бури выйду, из драки вылезу,
 A7 Dm
Сколь меня ни трави.
 F7 Am Em
Одно лишь есть, чего я не вынесу -
 F A7
Это слезы твои.
 Dm Fm Am
Но час еще не настал...
Чужие люди твердят порою,
Что невсамделишный я пират.
Да, я не живу грабежом и кровью,
И это правду они говорят.
Скорей я мог бы царей потешить,
Сойти на берег, овец пасти...
Но чтобы других убивать или вешать,
Что вы, Бог меня упаси!
Повис над морем туман безжалостный,
Белый, как молоко.
Но ты, Мария, не плачь, пожалуйста,
Смерть еще далеко.
Ничто не вечно, бояться нечего,
Сядь, смолчи, пережди,
Не верь прохожему опрометчиво,
Все еще впереди.
Да... смерть... еще далеко...
И пусть вовеки не быть возврату,
И все кругом застелила тьма.
Покуда плыть хорошо фрегату,
Пирату жить хорошо весьма.
Никто стихии не одолеет,
Ни я, ни люди, ни корабли.
Но не погибну, покуда тлеет
Во мгле страданья огонь любви.
И я мечтаю, чтоб он пожаром стал
И объял бы моря.
Но ты, Мария, не плачь, пожалуйста,
Это просьба моя
Одна, но есть еще и вторая:
К концу последнего дня
Скажи священнику, умирая,
О том, что помнишь меня...
Всг еще впереди...
Смерть еще далеко...
Не плачь!..
Вверх

Разговор с полковником

 Am Am/G Am/F# *
Здравствуйте, полковник. Вы точны, как бес.
 Am Am/G Am/F# *
Вижу, мало спали и черны, как лес.
 A Dm Am
Что ж, располагайтесь без чинов, прошу вас.
  Dm6 Am E Am
Запросто отстегивайте свой протез.
Трубка вас согреет и вино взбодрит.
 * (бас): F E
Полон ваш бокал и золотист на вид.
Пробуйте - напиток благородный, древний.
Это только кажется, что он горчит.
Выпейте до дна и перейдем к делам. -> Dm
Завтра наступление по всем фронтам.
Жуткая, бесцельная резня и бойня
Завтра суждена в числе других и вам.
 Am -
Был вчера на штабе утвержден приказ,
Нынче он в деталях доведен до вас,
Завтра вы прикажете - и цепь замкнется:
Полк пойдет в атаку и падет за час.
Тысяча смертей за шестьдесят минут -> Dm
Ради стратегических штабных причуд -
Это, согласитесь, не смешно, полковник,
Или - по-английски говоря - not good.
 Am -
Следует из сказанного мной одно:
Нужно из цепочки исключить звено.
Именно затем я и позвал вас, сударь,
Именно за этим отравил вино.
Что предотвратил я и чего не смог, -> Dm
Чей расчет простителен и чей жесток -
Мы обсудим после и не здесь. Прощайте,
Яд уже подействовал: зрачок широк.
 Am -
В путь, мой дорогой, не поминайте злом.
Следующий гость уже стучится в дом:
Встречу на сегодня я назначил многим
И не собираюсь прекращать прием.
Вверх

Рисунок

 C  Fm C
На холсте рисунок, сделанный углем:
 Fm C
За рекой поляна, на поляне дом.
 Em H7 C
В доме окна настежь, над рекой закат,
 F  C  G  C
На столе пригмник, а в нгм музыка.

(Fm Cm G  C)

Всг опрятно в доме и полы чисты.
Вазочки на окнах, в вазочках цветы.
Что же нам бояться злого языка?
На столе пригмник, а в нгм - музыка.
Музыку заслышав, расцветгт любой.
В музыке надежда, в музыке любовь.
В ней мурлычет нежность, доброта поёт, -
 Am
Всг, чего нам в доме так недостаёт...

(Fm Cm G)

 Cm C
Нет у нас надежды, нету доброты.
Зато много денег и полы чисты.
И амбар с приданным, вверенный замку.
А любви захочешь - слушай музыку.
Музыка бесплатна и не на замке.
Чего нету в доме - все есть в музыке.
Вот и слава Богу, вот и хорошо...
 Am
Ля-ля-ля-ля ля-ля, ля-ля ля-ля-ля!

(Fm Cm G  Cm)
Вверх

Рождество (Колебания)

 D/A   D5-/A
От начальной, навязчиво ноющей ноты,
 D4/A  D/A
Каковую в костгле в четверг ординарный
 D5-/A
На органе твердит без особой охоты
 D4/A  D/A
Ученик нерадивый, хотя небездарный, -
 Hm    C#7/E#
До тамтама в пещере, где высится дико
 E     Em
Черномазый туземный кумир-недотрога,
 Hm    C#7/E#
Перед коим шаманы для пущего шика
 E     A7/E
Сожигают воинственный труп носорога;
     D/A
    От вождя монастырской общины,
     D5-/A
    Говорящего вслух по тетрадке,
     D4/A
    Что миряне не суть человеки
     D/A
    И достойны кнута и вольера, -
     D/A
    До такой же примерно картины,
     D5-/A
    Но в обратном зеркальном порядке
     D4/A
    Отражгнной давно и навеки
     D/A
    В оловянных глазах Люцифера;
     Hm
    От кисейной спиритки, чьи пассы
     C#7/E#
    Что ни ночь повергают в нокдаун
     E
    И её, и её корифея,
     Em
    Колдуна-антиквара с бульвара, -
     Hm
    До вполне богомольной гримасы
     C#7/E#
    На лице робинзона, когда он
     E
    Снаряжает бумажного змея
     A7/E
    Для поимки воздушного шара;
От фигурных могильных, нагрудных, нательных
Разномастных крестов мишуры многоцветья -
До пунктирных, что спрятаны в стгклах прицельных,
И косых, означающих номер столетья;
От пустыни, где город, внезапный как манна,
Пилигрима пленяет повадкой минорной, -
До морей, чьг спокойствие выглядит странно,
А цунами с тайфунами кажутся нормой;
    От одной ясновидческой секты,
    Из которой не выбьешь ни звука, -
    До другой, не привыкшей терзаться
    И поэтому лгущей свободно;
    От усердья, с каким интеллекты
    Вымеряют миры близоруко, -
    До завидной манеры мерзавца
    Что угодно считать чем угодно;
    От письмен, где что дело что слово, -
    До холерных низин, где пожары;
    От застывшего в небе салюта -
    До морозного, смрадного хлева;
    От угла колпака шутовского -
    До окружности папской тиары;
    От меня, маловера и плута, -
    До тебя, о Пречистая Дева.

Em Hm G E A7/E D/A
Вверх

Романс I

Давным-давно, мой бедный брат, оставил ты дела.
Слепой недуг душой твоей владеет безраздельно.
С тех пор, как чей-то чудный взор смутил тебя смертельно,
Кумира славят день и ночь твои колокола.
Ужель напрасен ход времен, и нынче, словно встарь,
Стремленья наши так темны, кумиры так жестоки?
Зачем, скажи, ты в этот храм принес свои восторги?
Зачем так скоро жизнь свою ты бросил на алтарь?
Ужель затем, чтобы, когда она уйдет совсем,
Однажды вдруг поведать мне печально и мятежно
О том, что ты любил ее так искренно, так нежно,
Как более не дай ей Бог любимой быть никем?..
Я знал тебя в тяжелый час и в битве, и в игре.
Ты утешений не просил и головы не вешал.
Но сей недуг страшней других, и я б тебя утешил,
Когда б не тлела жизнь моя на том же алтаре.
Давным-давно, мой бедный брат, мне твой недуг знаком.
И он знаком не только мне, сжигает он полмира.
И славит гибельный огонь владычество кумира.
Но сами мы его зажгли в язычестве своем.
И что поделать, если уж горит огонь, горит,
И все никак не стихнет дрожь от давнего испуга,
И скрип колес, и шум кулис, и теплый ветер с юга
Одно и то же вновь и вновь мне имя говорит...

Dm E7 A7 Dm
D7 Gm A7 Dm
Gm A7 D7 Gm
Gm6 Dm E A7 Dm
F A7 B D7
Gm D7 Gm A7
B D7 Cm D7 Gm
Gm6 Dm E A7 Dm (Gm6)
Вверх

Романс II

 Dm A7
Что отнято судьбой, а что подарено, -
 Dm Gm
В конце концов, не все ли мне равно?
 Gm6 Dm
Так странно все, что было бы, сударыня,
 E A7 D7
Печально, если б не было смешно.
 Gm6 Dm
И я не тот, ничуть не лучше всякого,
 A7 B D7
И Вы не та, есть краше в десять раз.
 Gm Dm Gm
Мы только одиноки одинаково,
 Dm Gm B A7
И это все, что связывает нас.
Когда один из нас падет, поверженный,
Другой - и не заметит впопыхах.
Зачем же я пред вами, как помешанный,
И слезы лью, и каюсь во грехах?
Зачем дрожу, зачем порхаю по небу,
И жду чудес, и все во мне поет?
Зачем, зачем... Пуская ответит кто-нибудь,
Конечно, если что-нибудь поймет...
Простите мне, что диким и простуженным
Ворвался к вам средь зимней тишины.
Не то беда, что я давно не нужен вам,
Беда - что вы мне тоже не нужны...
И все ж - сама судьба с ее ударами,
Капризами и ранами потерь --
Ничто пред блеском ваших глаз, сударыня,
Он светит мне... Особенно теперь,
Теперь - когда невзгоды приключаются
Всг чаще, все смертельней бьют ветра,
И кажется, что дни мои кончаются,
И остаются только вечера...
Сияйте ж мне, покуда не отмечено
Печатью лет ни сердце, ни чело!
И, видит Бог, сказать мне больше нечего,
Да больше - и не скажешь ничего...
Вверх

Себастьяно

     Am         Dm        E7        Am
Ковыляет по курганам колымага за конем.
    C          F         C        Dm
Это я и Себастьяно ящик золота везем.
    C            F                C       Dm
Заунывно ветер свищет, в трубке тлеет уголек.
    Am               F             C             Dm
Веселей держись, дружище, путь неблизок, кров далек...
Ковыляют по курганам двое путников пешком.
Это я и Себастьяно ящик золота несем.
Мы конягу схоронили, колымагу мы сожгли.
Шестьдесят четыре мили до жилья мы не дошли...
Ковыляет по курганам путник с грузом на весу.
Это я без Себастьяно ящик золота несу.
А Себастьяно из оврага просто выбраться не смог.
А моих следов зигзаги заметает ветерок...
Заунывно ветер свищет, над курганами пылит.
А среди каньонов тесных ящик золота лежит.
А моих и Себастьяновых костей не отыскать.
Наши души по курганам будут вечно ковылять...
Вверх

Сентенциозные куплеты

 E  Am E
Слава тебе Господи, хорошая погода!
 Am Em
Полная свобода, хочешь - трезвость, хочешь - хмель.
         Am Em H7 Em
        Важна метода, а не цель.
 G  Cm G
Можешь превзойти прилежно все науки мира,
 Cm Gm
Много знать не вредно. Но зачем из кожи леэть?
         Cm Gm D7 Gm H7
        Прочти Шекспира, там все есть.
 Em Am Em
Глянуть, как, под бритвой пенясь, хлынет кровь из вены, -
 Am Em
Может, и не слишком страшно, но изрядно жаль.
         Am Em H7 Em | Am
        Поменьше пены - вот мораль.
 Em H7 E
Промыслу не смей перечить, либо - выйдет драма.
Верха над Судьбою не возьмгшь, мотай на ус:
        Она не дама, ты не туз.
Если отключили кислород, дыши азотом -
Медленно, не часто и не всласть, не для души,
        С закрытым ротом - но дыши.
Если ж осенят тебя блаженство и отрада -
Знай, что дело плохо, и скорей беги к врачу!
        Да нет, не надо, я шучу...
Сплюнь, когда услышишь, будто новый Мефистофель
Якобы похож en face на ангела. Всг ложь:
        Он даже в профиль не похож.
А когда войдешь в розарий, нежный, как молитва, -
Вспомни о шипах, пред тем как розы рвать рукой:
        На то и бритва, милый мой.
Слава тебе Господи, погода - хуже нету!
Сяду, что ль, в карету да поеду, вдаль кося,
        Мораль по свету разнося.
         Am Em H7 Em
        Конец куплету. Песня вся.
Вверх

Сентябрь

 Dm A9 Dm
Облака - существа нелетучие,
 A9 C7 F
Облака - существа висячие.
 G Gm Dm
Что же мучит меня, что же мучает,
 C G
Что же силы мои подтачивает.
 Am G F A7
Вот опять многопутье завертится,
 B D7 Gm6
Заморгает судьба-семафорщица,
 A7 Dm Gm
И рассмотрит меня, и рассердится,
 Dm A7 Dm
И проглотит меня, и поморщится.
 A9 Dm
Ах вы, песни мои бесполезные,
 A9 C7 F
То острожные, то осторожные,
 G Gm Dm
У куплеты дорожно-железные,
 E C G
И сюжеты железнодорожные!
У судьбы я не баловень - шпаловень,
Я не дома - я в стане, я в таборе,
Я на трапе, в каюте, на палубе,
На перроне, в вагоне и в тамбуре.
Мы с тобою опять не насытились
И опять не решили - расстаться ли.
Мы любили, ругались, обиделись,
А увиделись только на станции.
Не несогласии глаз - несоглазие,
В разлучении рук - неприрученность,
Безобразие слов - в многоразии,
В неизученности - неизмученность.
Так и жить мне, тобой попрекаемым,
В суматошном дорожном язычестве,
В одуреньи моем неприкаянном,
В сентябреньи моем - сентябричестве.
Но уже не умею иначе я,
И мотаюсь от случая к случаю,
Забредя в небосводье висячее,
В нелетучие тучи ползучие.
Вверх

Славянка

E7 /F# /G# Am               F
Когда   надежды поют, как трубы,
           Dm          E7     Am
их зов дурманит, как сладкий дым.
        Am            F              Dm   E7        Am
Они предельны, они сугубы, и как несложно  поверить им.
         Gm   A7        Dm
И вот дорога, и вот стоянка.
            F7                     E7
Вокзал и площадь, в цветах, в цветах...
          C     E7             A7 Dm
Восток дымится. Не плачь, славянка.
           Am    E7             Am
Трубач смеется, шинель в крестах.
Овеян славой, к смертям причастен,
попробуй, вспомни, ловя цветы,
Какому зову ты был подвластен,
какому слову поверил ты...
Броня бнадежна, крепка осанка.
Припев беспечен, все ай, да эй...
А трубы просят, не плачь, славянка.
Но как, скажите, не плакать ей?
Пройдет пол века, другие губы обнимут нежно мундштук иной.
И вновь надежды поют, как трубы - поди,
попробуй, поспорь с трубой.
А век не кончен, поход не начат,
вокзал и площадь, в цветах, в цветах...
Трубач смеется. Славянка плачет.
Восток дымится, земля в крестах.
Вверх

Сначала я...

 Hm G  F# Hm
Сначала я, натурально, жил без всякого разуменья.
 G  F# Hm
Затем подрос, но, будучи слеп, рассчитывал на чутьё.
 Dm E7 Am
Потом однажды раздался звон, послышалось дуновенье
 Em H7 E
И вдруг открылись мои глаза. И я увидел её.
 Am F  E  Am
Желанье чуда светилось в ней прожилкою голубою,
 F  E  Am
Но я ещя не умел ни дать, ни вымолвить ничего...
 Gm A7 Dm
Она была - то кристалл, то газ; а я представлял собою
 Am/A-G-F# E Am F#
Какое-то неизвестное химикам бурое вещество.
Потом я видел её на перекрястках шумного града:
Клыки молодых людей то здесь, то там её стерегли.
То здесь, то там движением каблучка плеча или взгляда
Она приказывала клыкам не сметь - и те не могли.
Статистов, как мотыльков огонь, влекла её пантомима,
Суля призы и казни - кому зазря, кому поделом.
Мой брат ступал по её следам, страдая неутолимо...
Лишь я скучал в стороне. И вся текло своим чередом.
Потом я выучил языки и сделался безупречен.
В её расчёты сюрприз такой, скорей всего, не входил.
Поэтому стоило мне мелькнуть, как я уже был замечен:

Не то чтобы избран, но учтён, во всяком случае был.
Итак, "великий слепой прозрел", дальнейшее - не загадка:
Безногий пошял плясать, лишённый слуха сел за рояль.
Она и я оказались вдруг единой частью порядка,
Сменить который не властны ни безумие, ни мораль.
В конце концов (не ведаю кто из демонов научил нас),
Свершилось нечто - и навсегда сокрылось в царстве теней...
Уже два года минуло с той поры, как это случилось,
Но больше я её не встречал. И мало слышал о ней.
Всё также, видимо, где-то она маячит и пропадает,
Вертя пространство перед собой, как пряха веретено.
Всё так же брат мой ходит за ней вослед и так же страдает.
Но это мне, простите, уже два года как всё равно.

Вверх

Сто друзей

 Gm Cm
Ах, не имейте сто рублей, а сто друзей имейте.
 D7 Gm
И, может быть, зачтется вам когда-нибудь потом.
 A7-D7 Gm Cm
Пока же, как сумеете, себе уразумейте,
 D7 Gm
Что тут не в поговорке суть, а кое в чем другом.
 G Cm Gm
Друзья теперь дешевые, а деньги вздорожали,
 D7 Gm
И любит счет копеечка, и любит счет пятак.
 Cm Gm
Рубли у нас на улицах валяться перестали,
 Cm Gm D7 Gm
Зато друзья, наоборот, лежат, да еще как!
И заимел я сто друзей. А что мне оставалось?
И сразу дома у себя поставил круглый стол,
И сто приборов на столе на том располагалось,
И сто бутылок было там, и рюмок тоже сто.
Мои любезные друзья упрямиться не стали,
На приглашение мое кивнули, не чинясь.
И все пришли, и все вошли, и жутко натоптали,
Разлили враз и чокнулись, и дружба началась.
И сотня тостов прозвучать успела в одночасье,
И сотня глоток пела гимн, и не скучал никто.
Посуду били щедро так, что, если б это к счастью,
Я был бы счастлив тыщу лет. По крайней мере-сто.
Но все я думал и гадал, вот если бы да кабы,
И про себя подсчитывал, что вдруг да каждый друг
Принес бы мне по сотенке, по сотенке хотя бы!..
И все не мог я сосчитать - захватывало дух.
Перед уходом каждый друг почел первейшим долгом
Мне высказать свою любовь и множество похвал,
И каждый руку мне сжимал усердно и подолгу.
Мне стало даже больно, но я виду не подал.
Я улыбался и в уме хвалил свою проделку.
В конце концов, и сто друзей довольны были мной,
И попросили, уходя, взаймы на опохмелку,
И я им выдал по рублю, и сто рублей долой.
Ах, не имейте сто рублей! А сто друзей имейте.
Вверх

Суставы

Em G F# Em (bis)

     Em
    Есть дамы,
 Am Em
Которые славятся чутким скелетом
 Am Em
И каждою костью вибрируют страстно
 F Em G F# F
(особенно будучи навеселе),
 Em
    краснея,
 Am Em
но не отрицая, что часто при этом
 Am Em
в суставах они ощущают пространство,
 H7 Em Em/G Am H7
которому равного нет на земле!
     Dm
    Сей фокус
 E7 Am
меня поражает не хуже отравы -
 Am/G F H7
до судорог в сердце и звона в мозгу.
   (бас:) h g f# Em
    О эти суставы!
       H7 Em (пр.)
      Я не могу!
    Бог знает,
какие неслыханные эпизоды
являет судьба, издеваясь над нами!
И женский скелет - подтвержденье тому.
    Я меркну
пред этим волнующим чудом природы:
когда наслажденье вкушают костями -
сие недоступно уму моему.
   Oh, woman!
Воистину, ты - бриллиант без оправы,
Само естество пред тобою в долгу.
   Но эти суставы!
     Я не могу!
   Покорно
блюдя этикеты и делом и речью,
всегда соглашаюсь без тени протеста,
что всякая дама достойна пера;
   тем паче -
когда неуклюжему гостю навстречу
она, как волна, поднимается с места,
не скрипнув ничем, не спугнув комара!
   При этом
настолько движенья ея величавы,
что даже царя обращают в слугу.
 F H7
Я руку целую, согнувшись в дугу...
   Но вижу суставы!
     И не могу!
Вверх

Там, где шелестят, оседая

 D Em
Там, где шелестят, оседая,
 A7 D-A7
Медленной реки берега,
 D Em
Вечная звезда золотая
 A7 D-F#
Над землей висит, как серьга.
 Hm Em
Там, где нет ни зноя, ни жажды,
 A7 D
Ни грозы, ни снега, ни льда,
 G G/F# Em
Край, где мне б родиться однажды,
 Edim F#9 Hm
А потом уснуть навсегда.
 Hm Em
Где вокруг шатров, средь долины,
 A7 D
Вольные костры расцвели,
 G G/F# Em
Гулкие поют тамбурины,
 Edim F#9 Hm
Влажные шумят ковыли.
 Em Hm
Край Земли.
Но случилось так, что чужбине
Весь свой краткий век я отдал.
Жил в гордыне, брел по пустыне,
Скорых перемен ожидал.
Свет надежд и тьму заблуждений --
Всг воспринимал, как дары,
На руках моих - кровь сражений,
На ногах моих - кандалы.
И уже ни счастья, ни Бога
Мне судьба в пути не сулит.
Спят холмы, клубится дорога,
Вязким зноем дышит зенит...
Бог молчит.
Вверх

Твое ли дело - облака!

 Hm
Нет, нет!..
 B
Твог ли дело - облака! Господь с тобою.
 Fm
Кто вообще тебе внушил, что атмосфера
 Cm
С ег бесплотным колдовством - занятье женщин?
 Ebm
По всем законам ты должна любить предметы,
 B  Dm Cm
Размер которых невелик и постоянен.
 G  D7 Hm
А с облаками как-нибудь и сам я справлюсь...
Вдобавок ты ещг слаба и неприлежна,
В твоих ли силах совладать с таким простором?
Живи в долине, вышивай, веди хозяйство.
А я тем временем займусь своей работой.
И будут частыми мои исчезновенья -
 G7
Пока не сложится их ритм и не окрепнет...

 Cm
Нет, нет!..
Я их числа не сокращу. Хотя и мог бы.
Но изученье облаков - особый случай,
Оно не терпит баловства и дилетантства.
И всякий раз, как я с тобой, меня волнует,
Что кучевые племена остались где-то
Вне наблюденья моего и без присмотра...
Но вряд ли правы будут те, кто предположит,
Что поведенью облаков закон не писан.
Напротив, каждый их узор закономерен
В свогм стремленье быть иным, чем предыдущий.
Во всем же прочем - положусь на местный климат,
 Ab
Поскольку климат не поэт и лгать не станет...

 C#m
Нет, нет!..
Тебе не место в облаках. Учти к тому же,
Что я и сам ещг не столь владею ими,
Чтоб демонстрировать другим свои хоромы.
Терпи, покуда замок сей достроен будет
И расцветут в его стенах комфорт и нега...
 A7
Тогда, быть может, я тебя возьму с собою.
 Dm
А впрочем, нет, нет!..
Вверх

То ли мука, то ли скука

 Eb Ab
То ли мука, то ли скука,
 Eb Ab
Одиночество наука...
 Eb G7
А тоска - такая штука,
 Cm G
Не укрыться от нее.
 Eb Ab
Я зарвался, я заврался,
 Eb Fm
Я опять с цепи сорвался
 Cm D7
И осмыслить попытался
 Fm G7 Cm
Положение свое.

 Eb Ab
Вот плыву на пароходе,
 Eb Fm
Смят и сжат, как туз в колоде,
 Cm D7
Маюсь вроде (это в моде)
 Fm G
Драматической тоской.
 B7 Eb
Я голодный и бездомный,
 C7 Fm
А вокруг - такой бездонный,
 Fm6 Cm
Океан - такой огромный,
 D7 G7 Cm
Атлантический такой.

 Fm Cm
Он загадочно мерцает,
 G  Cm
Он, раскинувшись, вздыхает,
 Fm Cm
Он, как будто отдыхает
 D7 G7 C7
От полуденных лучей.
 Fm G7
Мглой закатной дышет мерно
 C7 F
И печалится, наверно,
 Fm Cm
О великой и безмерной
 D7 G7 Ab
О безбрежности своей.

Пароход наш старый, странный,
Работяга неустанный,
Точно вторя океану,
Тяжко дышит на ходу.
Так, сморкаясь и чихая,
Доползет он до Шанхая
И причалит, и тогда я,
Может быть, с него сойду.

Тишина в каютах хмурых,
Только боцман - черный турок,
Все сидит, цедя окурок,
И на всех ему плевать.
Изнурен привычным делом,
Утомлен душой и телом,
Он на судне опустелом
Будет ночь пережидать.

Затоскует он жестоко
О стране своей далекой,
О турчанке зеленоокой,
Что дороже всех наград.
А бока ее округлы,
А уста ее - как угли,
А глаза ее - как джунгли,
А зовут ее - Шихрад.

А турчанка молодая,
Не печалясь, не страдая
Сладко спит, забот не зная,

Да за тридевять земель,
Не в каюте неуютной,
С ней бродяга сухопутный,
Одинокий и беспутный
Делит мягкую постель.

А зовут его Джакомо,
И ему вдали от дома
Так знакомы все симптомы
Ностальгической тоски.
И на чужбине знойным летом
Он не спит перед рассветом,
Как и все на свете этом,
Кто от дома далеки...

Зх, заняться б пустяками,
Поболтать бы с корешками,
Погулять бы кабаками,
Все бы стало на места.
Но пустяки давно забыты,
Корешки давно зарыты,
Кабаки давно закрыты,
Тишина и темнота. Ab

И только пароход            Fm
Плывет себе, плывет... G
Вверх

Три брата

     Am     H7
Вот так пропел небесный шансонье,
     E7   Am
Вот так решили каверзные боги :
Am  H7
Три брата было нас в одной семье,
   E7     Am
И каждый шел по собственной дороге.
  Dm      G     С          F
Один мой брат решил стать моряком
   Dm   E7   Am
И бороздить земные параллели,
    Gm    A7   Dm        F
Другой увлекся карточным столом,
  Dm     E7      Am    E7
А я в любви признался королеве.

И в мрамор запечатались шаги,
Согласье глаз вещало о свиданьи,
И королю несли мои враги,
Что я соперник, стоящий вниманья.
Один мой брат уплыл на остров Крит,
Другой за вечер выиграл пол-миллиона,
А я, пока, печально знаменит,
Как паж, имевший виды на корону.
Летели года, вихрями дрожа,
Служа ее Величества рукою,
Я был доволен должностью пажа,
И вход имел в заветные покои.
Один мой брат открыл архипелаг,
И имя дал свое местам открытым,
Другому банк доставил много благ,
А я прослыл  придворным фаворитом.
Ну, что с того, что не был я богат,
Я с королевой счастье знал иное !
И был король бессовестно рогат,
И нож точил - расправиться со мною.
Один мой брат в жестокий шторм попал,
И обречен в пучине куролесить,
Другой себя безбожно проиграл,
Ну а меня король велел повесить.
Да, видит бог, я братьев не предал,
Я воплотил их сил соединенье :
Я, как моряк, собою рисковал,
И, как игрок, молился на везенье.
Я тоже мог прославиться в другом,
Я тоже мог, без зависти и гнева,
Стать мореходом или игроком,
Но я, увы, влюбился в королеву.
Вверх

Трубач

Am                             E7
Ах, ну почему, наши дела так унылы,
                            F E7    Am
Как вольно дышать мы бы с тобою могли.
                        A7
Но где-то опять некие грозные силы
 Dm          Am          E7       Am   A7
Бьют по небесам из артиллерий земли

  --> Dm
  Да, может и так, но торопиться не надо,
  Что ни говори, небо не ранишь мечом.
  Как ни голосит, как ни ревет канонада,
  Пусть, сколько ни бей, все небесам нипочем.


Ах, я бы не клял этот удел окаянный,
Но ты посмотри, как выезжает на плац
Он, наш командир, наш генерал безымянный.
Ах, этот палач, этот подлец и паяц.

  Брось, он ни хулы, ни похвалы недостоин.
  Да он на коне, только не надо спешить.
  Он не Бонапарт, он даже вовсе не воин,
  Он лишь человек, что же он волен решить.

Но вот и опять слез наших ветер не вытер.
Мы побеждены, мой одинокий трубач.
Ты ж невозмутим, ты горделив, как Юпитер.
Что тешит тебя в этом дыму неудач?

  Я здесь никакой неудачи не вижу.
  Будь хоть трубачом, хоть генералом зовись.
  Я ни от кого, ни от чего не завишу.
  Стань, делай как я, ни от кого не завись.

  И что бы не плел, куда бы не вел воевода,
  Жди сколько воды, сколько беды утечет.
  Знай, все победят только лишь честь и свобода,
  Да только они, все остальное не в счет

Вверх

У нас опять зима

 Gm Cm Gm
У нас опять зима. Снега идут кругами,
 Cm F Cm
Свершая без конца свой мрачный хоровод.
 Gm
И, словно сметено былое в урагане,
 Dm Gm
Укрыто под снегами, и вновь не оживет.
 (бас ABCC#) Dm Am
Уже не зазвонят разрушенные башни,
 Dm Hm
И шепотом домашним не скажутся слова.
 G7 Cm Gm
И женщины мои живут тоской вчерашней.
 Dm Gm
Не так уж это страшно, как кажется сперва.
У нас опять зима. Лишь горькие известья
Напомнят иногда о том, что не сбылось.
И прежние друзья находятся в отъезде.
Еще как будто вместе. Уже как будто врозь.
А письма и стихи, разбуженные ночью,
Разорванные в клочья, возводят миражи.
И женщины мои являются воочью,
Подобны многоточью - ни истины, ни лжи.
У нас опять зима. И снова в изголовье
Бессонная свеча то вспыхнет, то замрет.
Но как себя ни тешь придуманной любовью,
А дряхлое зимовье рассыплется вот-вот,
Как карточный дворец. Ветрами снеговыми
Разносят мое имя пространства зимней тьмы.
И женщины мои уходят за другими,
Становятся чужими. До будущей зимы.
Вверх

Фиалковый букет

 Hm C7 Hm
Я очень ясно вижу, я чувствую нутром,
 (F#) Hm C7 H7 Em
Как с нею по Парижу мы запросто рванем.
 Em6 F# G
А также мне сдается, что, глядючи на нас,
 Em Hm F# Hm
От зависти загнется весь ихний Монпарнас.
 F# H G7 H
Хоть справа глянь, хоть слева - один сплошной плезир.
 (F#) H C7 H7 Em
Она ж чиста, как Ева, прохладна, как пломбир.
 Em6 F# G
И вся одета в смелых таких полутонах,
 Em Hm F# Hm
А я при этом в белых штиблетах и штанах.
 C#m F#
И если, скажем, будет тяжелым мой карман,
 C#m G#m F#
Тогда мы с ней, как люди, зайдем в кафе-шантан.
 H H7 E E7
Купив, совсем случайно фиалковый букет,
 Hm Em F# Hm
Найдем черезвычайно отдельный кабинет.
Допустим, предположим, а вдруг, а может быть,
Что там как раз мы сможем себя уединить.
По глянцевому краю, шурша, пройдет игла,
И тут же заиграет пластинка из угла.
Одну из тех мелодий, что так приятны нам,
Чего-нибудь навроде "тирья-тирья-тирьям".
Потянет, одурманит под аккомпанемент,
И вот, глядишь, настанет решительный момент.
Но, может, и случится, чего я так боюсь:
Внезапно омрачится наш радужный союз,
Красоток всего мира единая черта -
Попрет из-под плезира рязанская туфта.
И вдруг она как ахнет: "Ах нет, ах нет, ах нет!
Понюхайте, как пахнет фиалковый букет!"
Подскочит, отвернется - по-своему права.
И мне уже придется подыскивать слова.
Потом-то все, наверно, окончится "о'кей"!
Но сколько ж надо нервов! У нас и то ловчей.
До боли мне знакома вся эта благодать.
Опять же, будь я дома, я знал бы, что сказать.
У нас бы я не стал бы терзать мадмуазель.
"Подумаешь, - сказал бы, - какая цитадель!"
Сказал бы, мол не жалко! Возьмите ваш платок!
Но это ж парижанка! а Запад - не Восток.
Кругом - одни загадки, того гляди - сгоришь.
Поэтому, ребятки, не еду я в Париж!
Пою красивым басом и дергаю струну,
Все крепче с каждым часом любя свою страну.
Хожу по Конотопу среди родимых стен
И не стремлюсь в Европу. На кой она мне хрен!
Хоть губы ваши жарки, спокоен я вполне.
Прощайте, парижанки, скучайте обо мне.
Вверх

Частушки

 Em              G
О чем молчишь ты снова?
   A    Am          Em
О чем грустишь ты, душенька?
    Em                G
Скажи мне хоть полслова,
        A  Am    Em
А я послушаю послушненько.
        Am       Em
 Ведь есть слова такие разные,
   F#7 H7      E7
 Ужасные, прекрасные,
    Am        Em
 Великие, безликие,
    H7          E7
 А мы все безъязыкие
    Am        Em
 Великие, безликие,
    F#7    H7   Em
 А мы все безъязыкие.
Слова-то у людей несметны.
Хитры они и укоризненны.
Наградой они нам посмертной,
А вот мученьем они нам
Пожизненным.
 Но как же вам без них темно, сердца!
 Как душно вам, как тесно вам,
 Но снова произносятся
 Не те слова, не те слова.
 Но снова произносятся
 Не те слова, не те слова.
shift to F#m
О чем бы ни спросил бы,
Зачем бы вдруг да не разжал б уста,
Опять дежурное спасибо,
Потом резервное пожалуйста.
 И все в ресничках моренько,
 И все на сердце душненько.
 Ни шепота, ни отклика:
 Чего ж ты хочешь, душенька?
 Ни шепота, ни отклика:
 Чего ж ты хочешь, душенька?
shift back to Em
Неужто разговоры
Тебя, брат, не пресытили?
Опять весь мир вокруг - актеры,
А мы с тобой - простые зрители.
 И кто-то там, уже другой, над сценою
 Давно пропел мой слова дрожащие
 О том, как я люблю тебя, бесценная,
 Люблю тебя, дражайшая.
Вверх

Шансон

    Am                       Dm          Am
Вершит народ дела свои - пройдохи ищут славы,
                             Dm      G7     C
Пророки врут, поэты пьют, богатство копит знать.
   B             Am             E7          F
Стоит над миром год змеи, все злобны, как удавы,
   Dm           Am          H7   E7     Am
И каждый хочет сам в угоду году гадом стать.
      A             Gm       A7           Dm
    А я в портовом кабаке сижу, и губы в табаке,
        B           E7                    Am
    И две монеты в кулаке, а в голове шансон.
         Dm
    А в нем мой клад, мой странный край,
                       Am
    Туманный путь в желанный рай,
         Dm             H7        E7        Am?
    Тот путь, который мной пока еще не обретен.
                    Am                 A7    Dm   Dm6
        О дай мне, господи, ступить на этот путь
            B    Am            H7  E7          Am
        Когда-нибудь, когда-нибудь, когда-нибудь.
Я, как и вы, друзья мои, устал глазеть на драки,
И вид оскаленных клыков нервирует меня.
Пройдет над миром год змеи, начнется год собаки,
И снова цепь, и снова лай, и войны и грызня.
Чего так злобен род людской? Да это просто год такой.
Но как не мучаю себя, но как себя не злю,
За что, я не могу понять, вы все так любите меня,
И не могу понять, за что я всех вас так люблю.
Дай бог в пути мне добрым словом помянуть
Кого-нибудь, кого-нибудь,
Кого-нибудь.
Вот я же вам не сын, не пасынок, и даже не приемыш,
А все никак не соберусь расстаться с кабаком.
И в год собаки я - щенок, а в год змеи - змееныш,
И научился не искать участия ни в ком.
Затих шансон, певец умолк, и ты, гарсон, не верь мне в долг.
Уходят все, и мне уйти не лучше ль от беды?
Сквозь плач и вой, галдеж и звон, по боли войн, по воле волн,
По жизни вдоль, по миру вдаль ведут мои следы.
О, дай мне, господи, достичь, окончив путь,
Чего-нибудь, чего-нибудь,
Чего-нибудь.
Вверх

Шарманщик

Мало ли чем представлялся и что означал
 Em E7 Dm E7 Am
Твой золотой с бубенцами костюм маскарадный -
 F Am6/F# Em Am6
В годы, когда италийский простор виноградный
 C F# H7 E
Звонкие дали тебе, чужаку, обещал...
 Dm E7
Ведь не вышло, и музыка не помогла.
 Dm E7 Am
Небо поникло, померкло. Дорога размокла.
 F Am6/F# Em
Даль отзвенела и, сделавшись близкою смолкла...
                                      Am C7/B
                                     смолкла -
 Em F# H7 C
 оказалась не сказкой, а тем, что была.
Мало ли что под руками твоими поет -
Скрипка, гитара, волынка, шарманка, челеста...
Время глядит на тебя, как на ровное место,
Будто бы вовсе не видит. Но в срок призовет.
Ворожишь ли, в алмаз претворяя графит,
Или чудишь, бубенцы пришивая к одежде, -
В срок призовет тебя время; вот разве что прежде...
                                          прежде
Даст оправдаться - и только потом умертвит.
Мало ли кто, повторяя канцону твою,
Скажет, вздохнув, что "в Италии этаких нету"...
Самый крылатый напев, нагулявшись по свету,
Так же стремится к забвенью, как ты к забытью.
Не вздохнуть невозможно, но верен ли вздох?
Право, шарманщиком меньше, шарманщиком больше...
Все, кроме боли, умолкнет и скроется, боль же...
                                      боль же -
Вечно была и останется вечно. Как Бог.
Вверх

Щит и меч

 Am Dm
Казалось мне, что так велел весь мир, весь мир, весь мир,
 B E7 Am
Когда впервые я надел мундир, мундир, мундир.
 Dm
Занятий ратных быть среди за честь почел, почел.
 B E7 Am
И мне весь мир сказал: "Иди!" - и я пошел, пошел.
     Cm Abm
    И был я смел, покуда прав, и прав покуда жив.
     Eb Fm6 Cm G7
    А если что читал устав, а там - курсив, курсив.
     Cm Abm
    И был курсив прочней миров, и бил сильней речей,
     Eb Fm6 Cm G Cm
    И я забыл и отчий кров, и свет твоих очей.
Когда свичтел мой тяжкий бич, вперед брели быки.
Когда гремел мой ратный клич, в поход текли полки.
Едва я в сторону огня протягивал ладонь,
Как все молились на меня и шли за мной в огонь.
    А я носил мундир, мундир и был красив, красив.
    А если так - за мной весь мир, а если что - курсив.
    А истина - она одна, одна - в огне, а огне.
    А если пуля суждена - она не мне, не мне.
Так думал я, в дожде свинца не отвернув лица, -
Не будет этому конца. И не было конца.
И мой солдат вперед, вперед кидался под прицел
И знал, что он умрет, умрет, а я останусь цел.
    Меня осколок пощадит, помилует картечь,
    Ведь мне весь мир доверил щит - и меч, и меч, и меч.
    И клич звенел, и полк шагал, и я, других затмив,
    Шагал и пел; я миф слагал, а в нем - курсив, курсив.
Когда ж и мне свинца кусок попал в висок, в висок,
Я молча лег в песок, в песок, и встать не смог, не смог.
А щит и меч схватил другой и полк повел вперед,
Но ведал он, что смерть с клюкой вослед за ним идет.
    Какое знамя ни развей и форму ни надень,
    Не отдалишь свиданья с ней ни на век, ни на день.
    Ни грозный меч, ни яркий шелк от смерти не спасет...
    Так думал полк, мой храбрый полк, и шед себе вперед.
...Шакал могилу раскопал, останки слопал гриф,
Буран страницы разметал, жара сожгла курсив.
Один мундир лежит, забыт, лежит, забыт и сир.
 B B/A B/G B/F B B/A B/G B/F
Весь мир глядит - мундир лежит...
                                   E7 F7/A Am
                                  Подумаешь, мундир!
Вверх

Это должно случиться

 Am Em
Это должно случиться. Время вышло, колокол бьет.
 E7 Am
Если не нынче, то когда же, если не здесь, то где?
 Em Hm
Скажем, вчера еще могло быть вовсе наоборот,
 F#m F#
но уж теперь спастись и думать нечего. Быть беде.
 Hm F#m
Наверняка погибнешь нынче. Нынче наверняка.
 F# Hm
То-то ты вся звенишь, мерцаешь, не говоришь - поешь,
 Dm Am Am6
то-то ты так смеешься к месту, то-то легка, тонка -
 C Em H7
словно бы и не ты сегодня наверняка падешь.
     Am Em
    Словно и Бог с бичом -

     H7 Em
    не за твоим плечом.
Что за восторг разъять, не дрогнув, бархатный бергамот,
взором сверкнуть, рукав обновки лондонской закатать,
мужу вполоборота молвить первое, что взбредет...
Разве он угадает, нежный! Где ему угадать.
Вот уже - в шутку - "горько! горько!" - нет бы чуть погодить.
Вот уж и дни короче, ночи стало быть холодней.
Стало быть, по всему, погибнешь, недалеко ходить,
здесь же, на пятилетьи свадьбы, словно и не твоей.
    Либо сведешь с ума,
    либо сойдешь сама.
А хороша-то как, беда и только, как хороша.
Очень идет к тебе все это. Так никогда не шло.
Вся эта музыка, лихорадка, разные антраша.
Эти мгновения - 10, 9, 8 - как на табло...
Кстати, вот там, напротив, некто - не по твою ли честь?
Кем приглашен не ясно, полусумракои полускрыт.
Может, это и есть тот самый, может это и есть?
То-то он так сидит, не смотрит, то-то он так молчит.
    То-то он весь такой
    как никакой другой.
Вверх

Юбилейная (Эльфийская)

 Cm F   Fm
А нас еще осудят, а мы еще ответим,
 C  D7  Fm G7 C
А нас еще потреплют, а мы ряды сомкнем.
 Fm Abm Eb
А нынче годовщина, и мы ее отметим.
 Gm Dm  A7 Dm (D)
Не правда ли, как странно, как долго мы живем?
 Gm Bm  F
Мы так надежно помним мотив, нам данный Богом,
 E7 Am  D7 G7
Мы так легки в движеньях - взлетим, того гляди.
 C  Em  Gm A7
Мы так неспешно ходим по нынешним дорогам,
 Dm F   E7 Am
Как будто не мгновенье, но вечность впереди.
Какие наши годы - такие наши песни.
А все, что с нами было, забудется легко.
А все, что с нами будет, начертано на перстне,
А перстень брошен в море, а море велико.
А море необъятно, над морем небо звгздно,
За морем дальний берег, над берегом покой.
И море дремлет чутко, и море дышит грозно,
И шум его дыханья нам слышится порой.
Мужайтесь же, о братья, исполнившись усердья,
Творите, что хотите, покуда хватит дня.
А длительного счастья, покоя и бессмертья
Я дал бы вам с лихвою, да нету у меня.
Ещг не раз зпоха то радостью, то болью
Наполнит наши струны и наши голоса.
И будем мы друг друга дарить своей любовью,
 E7 Am
Пока своей любовью нас дарят небеса.

 Cm Ebm Hm F#m Dm Am Dm Am Dm Am (A)
Вверх

Южный ветер (2 вариант)

Dm            G7            B7    A7    Dm
Южный ветер. Дальний путь. Разменяйте сдачу.
 Dm6          G7         B7     A7    Dm
Мы вернемся в этот край только через год.
 B         A7      D7        Gm
Гавань милую свою покидая, плачу.

  Gm6            Dm         E7   A7   Dm
Кто там скажет, через год что произойдет?
 B  A7 D7 Gm Gm6 Dm E A7 Dm
Ла-ла-...
Кто родится, кто умрет... А почем я знаю?
Что случится, чья возьмет, кто король, кто шут?
Чьи останки заберет колыбель земная?
Чьи обломки по морям ветры повлекут?
Я увижу пики гор, льдов Гренландских саван, --> Em
Зелень джунглей, гладь пустынь, прелести саванн,
Я забуду навсегда дорогую гавань,
Запивая коньяком аромат "Гаванн".
Что там будет через год? Что там через триста? --> Em
Я, конечно, не вернусь. Песенка проста.
Но пусть, за ради Бога, ждет меня дорогая пристань,
И в молитве помянут женские уста.
Вверх

Я чашу свою осушил до предела

 Em Am
Я чашу свою осушил до предела,
 Em H7 Em D7
Что было - истратил дотла.

 G Am F
Судьба подарила мне все, что хотела,
 Em H7 Em
И все, что смогла, отняла.
 G Am F
Подобно реке я блистал на свободе,
 Em H7 E Dm E
Прекрасной мечтой обуян.
 Am Em
Мой путь состоялся, река на исходе,
 Am H G
И виден вдали океан.
Прости, моя радость, прости, мое счастье,
Еще высоки небеса,
Но там вдалеке, где клубится ненастье,
Чужие слышны голоса.
Не плачь, Бог с тобою, оставь сожаленья
О том, что исчезнет во мгле.
Пока не стемнело, хотя б на мгновенье
Останься со мной на Земле.
Вверх
English songs 109

ABBA
AC-DC
Adams Bryan
Adriano Celentano
Aerosmith
A-Ha
Animals
Antonio Banderos
Apocalyptica
Armstrong Louis
Billy's Band
Bjork
Blink 182
Blondie
Blur
Bob Dylan
Boney M
Bon Jovi
Bowie David
Brainstorm
Braxton Toni
Butch
Celine Dion
Chris De Burgh
Chris Isaak
Chuck Berry
Clapton Eric
Cohen Leonard
Cranberries
Deep Purple
Depeche Mode
Dire Straits
Donovan Jason
Eagles
Electric Light Orchestra
Elton John
Elvis Presley
Era
Europe
Evanescence
Garbage
Gary Moore
Glen Wiston
Gorillaz
Green Day
Guano Apes
Guns N Roses
Hendrix Jimi
Iggy Pop
Iron Maiden
Joe Dassin
Kansas
King Crimson
Kiss
Led Zeppelin
Leonard Cohen
Limp Bizkit
Linkin Park
Louis Amstrong
Madonna
Marilyn Manson
Marley Bob
Metallica
Moby
Morricone Ennio
Muse
Nazareth
Nelly Furtado
Nick Cave
Nirvana
No Doubt
Oasis
Offspring
Ottawan
Outkast
Ozzy Osbourne
Pain
Para Bellum
Pink Floyd
Placebo
P.O.D.
Queen
RadioHead
Rainbow
Rammstein
Rea Chris
Red Hot Chili Peppers
Ritchie Blackmore
Rolling Stones
Roxette
Rufus Wainwright
Santana
Sarah Brightman
Scorpions
Sex Pistols
Simon & Garfunkel
Shocking Blue
Soul Asylumx
Status Quo
Sting
System of a down
Sum 41
The Beatles
The Doors
Tito & Tarantula
U2
UB 40
Uriah Heep
Van Halen

Українські пісні 109

Boom Box
Escape
Flit
Kapela Drewutnia
Lama
LЮK
Mad Heads (XL)
Motor' rolla
NEON
Ot Vinta
The Вйо
Абздольц
Аероплан
Акорд
Ані Лорак
Бандурна розмова
Білик Ірина
Борщ
Брати Гадюкіни
Вася Club
Вій
Воплі Відоплясова
Гайдамаки
Гончар Олесь
Гринжоли
Гроно
Гуляйгород
Дарка і Славко
Дивні
Друга Ріка
Другий подих
Дударик
Експампей
Євтушенко Андрій
Жарівка (Дяк Олесь)
Журбовіз
Зібров Павло
Зінкевич Василь
Злотник Олександр
Івасюк Володимир
Калєкція
Карна
Карпа Ірена
Клямка
Козловський Віталій
Кому вниз
Крихітка Цахес
Курінь
Лесик-Band
Лорд Юрія
Львівські музики
Мандри
Менестрелі
Мері
Мертвий Півень
Міпеніум
Монте Крісто
Морозов Віктор
Нахтіґаль
Не журись!
Неборак Віктор
НеДІля
НЕМО
Нічлава блюз
Океан Ельзи
ПереBANDя
Перкалаба
Петрович
Піккардійська Терція
Піпа Олександр
Плач Єремїі
Пономарьов Олександр
Пророк
Росава
Ротару Софія
Руслана
Рутенія
С.К.А.Й.
САД
Самі свої
Серцевий Напад
Скрябін
Смерічка
Сокира Перука
Соколи
Таліта Кум
Тартак
Тінь сонця
Ткач Михайло
ТНМК
Тостер
Тріо Мареничів
Фарбований лис
Фестиваль Снів
Хвилю тримай
Цісик Квітка
Черемош
Черемшина
Четвертий кут
Чорний вересень
Чорні черешні
Шевченко Тарас
Щастя
Юркеш
Юрченко Юрко
Юрчишин Ярослав
Явір
Яка існуЄ
Яремчук Назарій

   
 sait@i.ua



Рейтинг@Mail.ru